Православный магазин
Бесплатно по России:
8 800 200 84 85
и с мобильного:
*
0224
с 9:00 до 21:00 ежедневно
order@zyorna.ru
с 9 до 21 ежедневно

Наше Рождество. Рассказы, очерки, воспоминания

в избранное

Когда мороз рисует на окнах волшебные узоры, на дорожках загадочно блестит снег, а улицы наряжаются в яркие гирлянды, люди празднуют самые светлые и чудесные праздники — Рождество и Новый год. В эти дни особенно хочется порадовать родных и близких приятными подарками!
Разделите с великими писателями самые теплые и яркие воспоминания и впечатления о Рождестве!

Допущено к распространению Издательским Советом Русской Православной Церкви.

Содержание:

К.П. Победоносцев. Рождество Христово — 3
Н.А. Полевой. Святочные рассказы — 9
М.Е. Салтыков-Щедрин. Елка (Из цикла «Губернские очерки») — 29
М.Е. Салтыков-Щедрин. Святочный рассказ (Из путевых заметок чиновника) — 43
Ф.Д. Нефедов. На Новый год — 83
Н.С. Лесков. Пугало — 167
A.И. Куприн. Чудесный доктор — 243
B.И. Немирович-Данченко. Собака — 259
К.В. Лукашевич. Рождественский праздник (Из автобиографической повести «Мое милое детство») — 269
Е.Н. Поселянин. Святочные дни (Из детских воспоминаний) — 283
А.Н. Муравьев. Праздник Рождества Христова в Вифлееме — 293

InStock
360 RUB
или заказать в 1 клик
Заказ в один клик
Имя и фамилия получателя

Номер телефона

Адрес получателя

Нажимая кнопку «Заказать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Автор
Лукашевич Клавдия Владимировна
Все книги автора

Лукашевич Клавдия Владимировна – известный писатель для детей и юношества, педагог.

Родилась в 1859 году в семье петербургского чиновника В. Мирец-Имшенецкого, закончила Мариинскую гимназию. Ее стихи 1881 года, посвященные государю Александру II, стали ее первой публикацией. Вместе с мужем, К. Хмызниковым, перебрались в Иркутск, где он был назначен инспектором учебного заведения, а она – преподавателем русского языка. Там она пережила смерть мужа и дочери, и, оставшись одна с тремя детьми, в 1890 году вернулась в Санкт-Петербург, где устроилась служить на железную дорогу. К.Лукашевич продолжала писать рассказы, повести, пьесы, составлять альманахи, сборники народных и литературных сказок, хрестоматии для детей. Некоторые ее рассказы были отмечены премией Фребелевского общества, рекомендовавшего ее произведения для круга детского чтения.

Когда началась Первая Мировая война, Клавдия Владимировна взяла на себя содержание палаты в лазарете, занималась устройством приюта для детей, чьи отцы ушли воевать. В 1916 году на фронте погиб ее сын, 1917 год она встретила в Геленджике, где хотела поправить здоровье. В начале 1920-х годов большевики пытались привлечь ее для работы на ниве новой, революционной детской литературы. Уже в 1923 году ее лишили пособия, а книги исключили из фондов библиотек. Последние годы К. Лукашевич провела в нужде, увидев опубликованными лишь два своих рассказа – «Митрофашка» и «Сын стрелочника». По разным сведениям, умерла в Ленинграде или Ростове в 1931 или 1937 году.

Творческое и педагогическое наследие К. Лукашевич было заново открыто в конце XX века: книги ее, наполненные неподдельной любовью к детям, христианским мировоззрением, горячим патриотизмом сегодня вновь вошли в фонд нестареющей классики детской литературы. Особенной любовью маленьких читателей пользуется ее хрестоматия «Мое первое словечко», сопровождающая их на протяжении первых 7-8 лет жизни. Святочные и пасхальные рассказы К. Лукашевич вошли в сборники «И вновь на Рождество Христово…» и «Подарки к Светлому празднику», встречаются ее произведения и в серии миниатюрных добрых историй для малых ребят «Зёрнышки» и антологии «Детство золотое». Среди ее книг патриотического содержания самой известной стала «Оборона Севастополя и его славные защитники», написанная к годовщине Крымской войны, ждут переиздания «Война России с Японией», и книга о Первой Мировой «Подвиги родных героев». Особое место в ее творчестве занимают две автобиографические книги: «Мое милое детство», с замечательными иллюстрациями Е. Бем, и «Жизнь пережить – не поле перейти». Картинки из русской жизни, уроки доброты, первые трудности героини на жизненном пути одинаково трогают как детей, так и их родителей.

Автор
Поселянин Евгений
Все книги автора

Евгений Николаевич Поселянин (псевд. наст. фамилия Погожев). Духовный писатель, церковный историк.

Родился 21 апреля (3 мая) 1870 года в Москве. Отец его Николай Александрович, был "родом из духовного звания". Работал врачом-терапевтом, заслужил личное дворянство. Мать Лидия Николаевна была из знатной семьи; ее восприемниками были генерал от инфантерии Д. С. Левшин и княгиня Н. В. Оболенская. Прадедом матери Лидии Николаевны (урожденная Кандалинцева, во втором браке за Абациевым, умерла в эмиграции в Берлине) был сенатор генерал-майор Михайловский-Данилевский, видный военный историк.

Поселянин получил «строгое и размеренное» домашнее воспитание в традициях московского благочестия, лето проводил на Оке, под Рязанью. В 1887 он окончил с золотой медалью 1-ю московскую гимназию. Летом 1888 перед поступлением на юридический факультет Московского университета юноша побывал в Оптиной пустыни и стал духовным сыном великого старца Амвросия, который благословил его писать в защиту Веры, Церкви и Народности. Уже в следующем году появилась первая публикация «Перед годовщиной 17 окт. в Москве» по поводу спасения Царской Семьи при крушении поезда в Борках, выдержанная в искренне монархическом духе. Учась в университете, юноша избежал влияния нигилистов и атеистов; «для меня воспоминания Страстной тесно связаны с университетской церковью». В 1892, когда Поселянин завершил обучение в университете, вышли еще две его книги «Ясные дни» и «Повесть о том, как чудом Божиим строилась Русская земля». Автор поднес их Государю Александру III, перед чьей памятью позже благоговел. Эти первые беллетристические опыты поддержал вел. кн. Константин Константинович, стяжавший известность в литературе под псевд. «К. Р.». Покровительство К. Р. продолжалось и после переезда в 1893 начинающего автора в Царское Село, а затем в столицу, где он с 1894 стал служить чиновником канцелярии Сената. В составе этой канцелярии Поселянин в 1896 участвовал в коронации Николая II, за что был награжден серебряной медалью. В 1899—03 он служил в Министерстве юстиции, в 1903—12 в канцелярии Академии наук, получив за свою службу ордена свв. Станислава и Анны 3-й степени и чин статского советника.

1 авг. 1913 Поселянин и его близкие Императорским указом были возведены в потомственное дворянство. В 1905 писатель находился на военной службе как прапорщик запаса, но в боевых действиях не участвовал. В 1913 он поступил чиновником особых поручений Главного управления (позже Министерства) землеустройства и земледелия, и в том же году ему было поручено сделать «подробное художественное описание с иллюстрациями бывшего в мае 1913 Высочайшего путешествия по местностям, связанным с историей воцарения Михаила Феодоровича Романова», в котором он сопровождал Царскую Семью. Личная жизнь Поселянина не была счастливой. В 1904 он женился на Н. Я. Грот, дочери известного филолога, которая была гораздо старше его. Из-за различия во взглядах и характерах этот брак через полгода распался, церковный суд запретил писателю жениться вторично, и только в 1914 Синод отменил этот запрет.

После переезда в столицу Поселянин стал активно заниматься литературным творчеством и сотрудничать в наиболее известных русских духовных журналах. Он много ездил по святым местам России, собирая материалы о забытых праведниках и преданиях. Из этих поездок и бесед он вынес твердое мнение: «Русская душа, несомненно, носит на себе, предпочтительно пред людьми других народов, печать какой-то особенной помазанности, какого-то избрания, какой-то ярко выраженной небесности…». В этом отношении особенно много дала Поселянину Оптина пустынь, где с 1888 он регулярно бывал у старца Амвросия («он учил всегда и всюду бытъ русским»), которому посвятил много самых задушевных страниц («Русская Церковь и русские подвижники ХIХ в.»; «Праведник нашего времени Оптинский старец Амвросий»). Сам он так и не решился принять постриг, хотя и писал, что «монашество есть та отдушина, через которую смотрится в небо жаждущее этого неба человечество». Старец Варсонофий поддерживал труды Поселянина во славу Православной Церкви и говорил, что он «художник в душе, и это отражается в его литературных произведениях». Вывод об особом духовном складе Русского Народа писатель сделал, опираясь также на свои впечатления от многочисленных путешествий по Европе, о которой с грустью замечал: «Европа перестала быть христианскою. Проповедь “успеха”, господство грубой силы, провозглашаемое то робко, между строками, то нагло и прямо (как делал Ницше) сменило …благовещение нищим, утешение сокрушенных сердцем». Тем не менее, Поселянин любил западную культуру и в своем мировоззрении не избежал влияния христианского социализма, пропагандируемого современными ему европейскими мыслителями, и морализаторства, свойственного протестантскому богословию. Однако гораздо большее и плодотворное влияние оказали на него идеи русских почвенников и выдающихся современников из консервативного лагеря.

Поселянин дружил и переписывался с философами П. Е. Астафьевым, К. Н. Леонтьевым и В. В. Розановым, который отзывался о нем, как о «замечательной личности». Знал и ценил писателя и критика Ю. Н. Говоруху-Отрока, педагога С. А. Рачинского, «вся жизнь которого проникнута русским духом». Вместе с проф. А. И. Введенским, епископом Вологодским Никоном (Рождественским), В. А. Грингмутом (на его смерть Поселянин написал некролог), М. А. Новоселовым он участвовал в Москве в собраниях у известного теоретика монархизма Л. А. Тихомирова. Правда, он не чурался и умеренно-либерального направления своего времени, в 1909—10 посещал в Петербурге Религиозно-философское общество, где витийствовали недруги исторической России. Как православный христианин, с детства знавший великую силу веры, молитвы и Церкви («Не было ни одного отъезда из Москвы, ни приезда после долгого отсутствия, когда бы я не стоял пред Иверской иконой»), писатель с горечью говорил о состоянии преобладающего большинства тогдашней русской интеллигенции: «Религиозные интересы вовсе изгнаны из быта интеллигенции… И если б отношение общества к религии было только индифферентизмом! Нет! в нем прямая враждебность». Теряя веру, общество теряло и свои русские свойства, вернуть которые, согласно Поселянину, могли ему только «жизнь в Церкви, воздействие выдающихся произведений русской литературы и соприкосновение с миром простых русских людей».

Поселянин был, несомненно, одареннейшим популяризатором-апологетом, который старался познакомить современников с житиями знаменитых подвижников (он обработал и переложил «Четьи-Минеи» св. Димитрия Ростовского), святых отроков («Святая юность») и святых воинов («Сказания о святых вождях Земли Русской»), изображая их прежде всего «не со стороны историко-общественного значения, а со стороны их нравственной крепости». Глубоко зная православную духовную литературу и ее жанры, а также хорошо владея «церковным стилем», пиcaтeль умел доступно излагать сложные богословские понятия, психологически красочно живописать стародавние события и создавать в импрессионистской манере запоминающиеся портреты своих героев. К сожалению, он в спешке не всегда отделывал свои произведения, отчего в них заметны повторы, риторические штампы и сентиментальные условности.

Немало страниц Поселянин посвятил чтимым на Руси иконам, отечественной церковной истории, Православным святыням («Святыни Земли Русской»; «Герои и подвижники лихолетья XVII века»), укрепляя в русских людях любовь к своей вере и ее традициям. Он преклонялся перед современными подвижниками, посвятив, кроме оптинских старцев, вдохновенные строки св. прав. о. Иоанну Кронштадтскому, которого знал весьма хорошо, Матренушке-босоножке из Петербурга, о. Ионе Атаманскому из Одессы, старцу Варнаве из Выксунского монастыря, кн. М. М. Дондуковой-Корсаковой. «Народ льнет к этим славным людям, в которых видит сильный дух, презрение к плоти, свободу от земных условий». Писатель стал выразительным свидетелем жизни Святой Руси перед ее крушением. На личные наблюдения опирался его конечный вывод: «Когда соприкоснешься со стихией народной веры, тогда разом надежно и спокойно станет на душе, и с радостью себе говоришь: “Народ верует!”» В своих книгах Поселянин умел найти путь к сердцу этого народа, ибо знал его задушевные мечтания и идеалы «вольное страдание во имя пострадавшего на грешной земле Христа» и страстное к этим идеалам устремление «русская душа трудно примиряется с земными изъянами, ей надо на земле или полного блаженства, или ничего».

Лучшие произведения Поселянина содержат размышления об истинах веры и опыте жизни в Церкви и нравственно-психологическое обоснование Православия, ибо он старался «в картинах своих из мирской жизни отражать настроение своей верующей христианской души». И эта благочестивая и искренняя душа самого автора наполняет его книги, в которых прекрасно видно, как любит русский человек своих святых и родное Православие, как велика в нем жажда вечного спасения и святости жизни «духовная жажда, жажда чего-то высшего н лучшего, более широкого н более захватывающего, чем земля с ее радостями, жжет народную душу, не только души великих избранников, но и также души рядовых людей толпы».

Поселянин был не только благочестивым верующим, но и эстетически чутким человеком традиционной русской культуры, который высоко ценил, например, творчество поэтов А. К. Толстого и А. Н. Майкова, художников В. М. Васнецова и М. В. Нестерова. По мнению писателя, «высший род искусства это тот, в котором люди отразили свои высочайшие мечты». Он советовал своему знакомому А. Е. Молчанову, известному театральному деятелю, познакомиться в Дивеево «со старшею по “живописной” м. Серафимой». Ей дан дар придавать лику прп. Серафима особое сладостное выражение. Поднесенное Наследнику Цесаревичу в 1912 роскошное издание «Собор московских чудотворцев» Поселянина было снабжено иллюстрациями В. И. Вашкова, мастера «русского стиля». Сам писатель признавал, что политикой никогда не интересовался, отчего его имя не встречается среди участников политических событий и споров н. XX в. По своим воззрениям он был монархистом и патриотом, а о социальных вопросах рассуждал с позиции евангельских заповедей. «Вопиющая несправедливость, когда человеку не доплачивают достойной цены за его труд, и страшная кара постигнет на Страшном суде тех притеснителей, которые выматывают у людей силы, пользуясь их безвыходным положением и не платя должного».

В 1913, в Великий пост, писатель впервые поехал в паломничество на Святую Землю и молился у ее святынь. Больше там побывать ему не удалось, ибо разразилась первая мировая война, во время которой он писал репортажи о подвигах Русских солдат и издавал сборники своих катехизаторских статей (например, «На молитве в тишине и в буре»). По его словам, «Русский Народ поднимался на войну, как на подвиг во имя Христа». Большевистский переворот обрек церковного писателя на полное молчание до конца жизни, если не считать двух статей: о Пушкине и о св. прав. Иоанне Кронштадтском, вышедшие в малотиражной периодике. Нa жизнь, начиная с 1922, он зарабатывал частными уроками. Очевидно, с негодованием и скорбью взирал Поселянин на атеистические глумления новой власти над Святой Русью.

В ночь на 12 апр. 1924 его с группой «бывших» арестовали и на два года выслали в Ангарский край, обвинив в организации «монархической группировки» в Ленинграде. Из Канска писателя вскоре отправили в д. Усть-Ямское «как элемент разлагающий … антисоветской агитацией и умелым подходом к невежественной массе». Вернувшись из ссылки, Поселянин, уже глубоко больной человек, оставался на свободе 5 лет и в дек. 1930 был снова схвачен чекистами по «делу Преображенского собора», которое заключалось в обращении прихожан к эмигрантам из Преображенского полка с просьбой о помощи в ремонте храма. Поселянин на допросах держался очень мужественно и заявил: «Гонения советской власти на религию не могли меня, как верующего, радовать». Тройка ОГПУ приговорила его к расстрелу, который произошел за два дня до праздника Сретения. Где погребен расстрелянный в тюрьме на Шпалерной ул., неизвестно.

Согласно устным воспоминаниям, Лидия, неверующая сестра писателя, не стала его заочно отпевать. Через какое-то время о. Борис, духовник Поселянина, служа в храме, вышел кадить и вдруг видит убиенный стоит на клиросе. Когда священник подошел поближе, Евгений Николаевич раскрыл свой пиджак, и батюшка заметил на его груди рану от пули. Он спросил: «Когда это случилось?» В ответ Поселянин кивнул на икону Трех Святителей. Долгое время имя замечательного духовного писателя-новомученика находилось в полном забвении его не было ни в одной литературной энциклопедии, ни в учебниках по истории литературы. Только начиная с 1990 произведения Поселянина начали регулярно переиздаваться.

Автор книг:

Спасенный мальчик

Богоматерь. Полное иллюстрированное описание Ее земной жизни и посвященных Ее имени чудотворных икон.

Идеалы Христианской жизни

О страдании

На земном небе

Святая юность

Преподобный Серафим, Саровский чудотворец

Очерки из истории русской церковной и духовной жизни в XVIII веке

Автор
Куприн Александр Иванович
Все книги автора

Александр Иванович Куприн — известный писатель-классик, вошедший в историю своими романами «Гранатовый браслет», «Поединок», «Олеся».

В год его рождения — 1870-й — в России также появились на свет лидер революции Владимир Ильич Ленин и коллега Куприна — писатель Иван Алексеевич Бунин, с которым он встретился и подружился позже. Уездный городок Наровчат Пензенской губернии свято хранит память писателя в единственном в мире доме-музее Куприна и Покровском соборе, где он был крещен.

 

Детство

К сожалению, когда будущему писателю еще не исполнилось и года, его отец, небогатый служащий, дворянин Иван Иванович скоропостижно скончался. Не зная, как справиться с нищетой, имея единственного оставшегося в живых, ребенка на руках, мать Александра — Любовь Алексеевна Кулунчакова, из рода татарских князей, — перебирается с 3-летним сыном в Московский Кудринский вдовий дом. Жизнь в общей палате с другими людьми имела мало приятного в принципе. Но мальчик буквально боготворил свою мать и был счастлив, что они вместе. Правда, эта радость быстро закончилась, так как единственной возможностью дать сыну какое-то образование для Любови Алексеевны было зачисление его в Московский Разумовский пансион (сиротский). Разлука тяжело отразилась на эмоциональном состоянии парня. Но, к сожалению, теперь казенщина стала постоянной его близкой подругой на протяжении почти 20-ти лет. После пансиона он сдал экзамен в 2-ю Московскую военную гимназию. Затем — в Московское Александровское военное училище. Во время учебы здесь он впервые пишет и публикует в журнале «Русский сатирический листок» свой рассказ «Последний дебют», в основу которого легла реальная история жизни и смерти оперной певицы-актрисы Евлалии Кадминой. Однако, вместо почета получает нагоняй — без разрешения начальства юнкерам запрещалось печататься где-либо.

 

Служба

С 1890-го года подпоручик Куприн служит в пехотном полку, стоявшем в Подольской губернии, почему и почти все рассказы его в это десятилетие посвящены так или иначе военному быту. К примеру, «Прапорщик армейский», «Поход», «Ночлег». Однако, через четыре года, поручиком Александр уходит в отставку, на вольные хлеба. Его тянет посмотреть мир, что собственно было весьма модным явлением среди пишущей братии той эпохи. Путешествуя, он попутно овладевает не требующими особых навыков профессиями для каких-то заработков на жизнь. Одним из них являлось сотрудничество с украинскими изданиями «Жизнь и искусство», «Киевское слово», «Киевлянин». Часть работ вышла в 1896-м году книгой очерков «Киевские типы». Тогда же в Санкт-Петербургском журнале писателя Владимира Короленко «Русское богатство» появляется повесть Куприна «Молох», в которой показан голос совести русской аристократии, использующей дешевый труд бедного народа. Содружество с изданием Короленко не проходит даром. Куприн полон творческих идей, он строчит один за другим рассказы. И уже в следующем году выходит его сборник «Миниатюры», и «рождается» знаменитая повесть «Олеся».

Следующий век писатель встречает в Санкт-Петербурге, где издатель Виктор Миролюбов пригласил его наряду с другими прогрессивными литературными персонами, такими как Антон Чехов, Максим Горький, Иван Бунин к работе над «Журналом для всех».

 

Семейная жизнь

Знакомство с дочерью издательницы журнала «Мир Божий» Марией Давыдовой, где Александр Иванович также публиковал свою прозу, переросло в законный брак. Через год у пары родилась дочь Лидия. А еще через два года российское общество стало свидетелем не только Кровавого воскресенья, а и приняло «на ура» новый роман Александра Куприна «Поединок», посвященный Максиму Горькому. Автор уже легко и непринужденно владеет словом, как никто другой он смело показывает закулисье российской армии с ее пошлостью и бессмысленной муштрой.

В 1907-м году после развода Куприн женится еще раз на племяннице писателя Дмитрия Мамина-Сибиряка Елизавете Гейнрих. И вскоре с супругой и второй дочерью Ксенией поселяется в Гатчине.

В творчество писателя закрадываются фантастические и религиозные мотивы. Философские размышления перемежаются с народным эпосом. В турне по Франции и Италии Куприн активно ищет новые экстремальные впечатления, для чего поднимается на воздушном шаре в небо и опускается в водолазном костюме под воду.

Несмотря на давно забытую воинскую службу, в Первую мировую войну Куприн не остается равнодушно в стороне. Он сразу же организовал в своем Гатчинском доме госпиталь для раненых, а затем был мобилизован.

 

Эмиграция и кончина

В 1915-м году он закончил свое скандальное произведение «Яма». А последующее время Великой Октябрьской революции принял двояко. С одной стороны, он был за равенство всех людей, но с другой ему претил «красный террор» со своими массовыми расстрелами и отречением от Бога. Поработав некоторое время в издательстве Максима Горького «Всемирная литература», Куприн с семьей все же решается на эмиграцию: через Финляндию во Францию.

17 лет в Париже писатель провел в ностальгии. Писал в основном о прошлом. К примеру, вышли сборники «Купол Святого Исаакия Далматского», «Колесо времени», «Елань». Александр Иванович тосковал по прежней России и в итоге накануне Великой Отечественной войны, будучи смертельно больным вернулся в СССР умирать по разрешению Иосифа Виссарионовича Сталина. Его супруга, привезшая уже никого не узнававшего писателя на родину, не пережила ленинградской блокады. А блестящая кинематографическая карьера дочери в Париже закончилась с отъездом родителей. Избалованная отцовской и материнской любовью Ксения, оставшись одна, оказалась эмоционально потерянной. Все трое похоронены на Литераторских мостках Волковского кладбища Санкт-Петербурга.

См. также: Мамин-Сибиряк Дмитрий Наркисович, Островский Александр Николаевич, Кузьмин Лев Иванович

Автор
Лесков Николай Семенович
Все книги автора

Николай Семенович Лесков — известный русский писатель-классик XIX века.

Село Горохово Орловской губернии, в 1831-м году, когда родился старший сын Коля в семье следователя и небогатой дворянки, представляло собой малое количество домов и деревянную Трехсвятительскую церквушку, перевезенную в дальнейшем в село Березово, где она и сгорела. С церквями был связан весь род по линии отца: тут же, неподалеку, в селе Леска дед, прадед и прапрадед были священниками. Отсюда и образовалась фамилия Лесковых. В Горохове же жили родственники матери Николая — Страховы, где мальчик и провел детство до 8-ми лет. Двоюродные братья и сестры не любили парня из-за его способностей к наукам. Потому родители его забрали в Орел, а затем (из-за ссоры с губернатором) — в имение Панино, где Семен Лесков проявлял на глазах у сына заботу о земле — сам пахал и сеял, обихаживал сад.

В 10 лет мальчишку устроили в Орловскую губернскую гимназию, где несмотря на его даровитость, учился он из ряда вон отвратительно. Однако, плохие оценки не повлияли на его дальнейшее благополучное начало карьеры в месте, где служил ранее его отец, примерно в это же время скончавшийся от холеры: Орловском уголовном суде. Канцелярская рутина не очень впечатляла творческую натуру Лескова, и после очередного повышения за хорошую работу он попросился в Киевскую казенную палату, где поселился у дяди по материнской линии — доктора медицины Сергея Алферьева. Здесь будущий писатель проводит много времени в знакомстве с украинскими архитектурными памятниками, а также увлекается идеями старообрядчества и отмены крепостного права. Покинув казенную палату, Николай поступает на частную службу агентом в компанию мужа своей тети «Шкотт и Вилькенс», занимающейся в основном сельским хозяйством. Здесь он по-настоящему удовлетворен: «Это самые лучшие годы моей жизни, когда я много видел и жил легко». Путешествия по стране по заданиям руководства фирмы приводили Лескова в восторг.

В таком благодушном настроении молодой человек и влюбился в дочь богатого киевского купца Ольгу Смирнову. Однако, разные взгляды и устремления постепенно все более отталкивали Лескова от супруги. Даже родившиеся дети брак спасти не смогли. Сын Митя вскорости умер, а дочь Вера осталась.

По сравнению с другими известными классиками русской литературы, Николай Лесков начал свою творческую деятельность в серьезном возрасте — к 30-ти годам. В 1860-м он переезжает в Санкт-Петербург и становится автором ряда статей в газетах «Санкт-Петербургские ведомости», «Северная пчела» и журнале «Отечественные записки», часто — под псевдонимами. В качестве журналиста он часто отправлялся в зарубежные поездки по Европе. Но его публикации не обходились и без скандалов, так как Лесков тщательно «копался» в том, о чем писал. В это же время Николай Семенович обращается и к жанрам художественной прозы — пишет рассказ «Погасшее дело», повести «Житие одной бабы», «Овцебык», «Леди Макбет Мценского уезда». Но именно первый роман писателя «Некуда» привлек к себе внимание общественности. Современному нигилизму молодежи он противопоставлял христианские ценности. После публикации поклонники Лескова раскололись на двое: одни считали роман заказным за его прогрессивность, другие — наоборот поддержали, как, к примеру, издатель «Русского вестника» Михаил Катков. Дружба эта, впрочем, продлилась недолго. Михаила Никифоровича не устроил новый роман Лескова «На ножах», и Катков все время требовал его переделывать раз за разом.

Особый читательский интерес вызвало фольклорно яркое повествование о подкованной блохе «Левша» с юмором и каламбурами. Народная легенда приобрела свое своеобразное «я» именно благодаря автору, весьма почитающему творческое наследие Николая Гоголя.

К середине 70-х годов финансовое положение Лескова резко ухудшилось из-за окончательного разрыва отношений с издателем Катковым. Не спасло и членство особого отдела Учёного комитета министерства народного просвещения по рассмотрению книг. Причем, Николай Семенович только-только стал обременен второй женитьбой и уехал за границу. Роман «Соборяне» вызвал у императрицы Марии Александровны приятные впечатления, из-за чего она пожаловала писателю должность члена учебного отдела министерства государственных имуществ. А Лев Толстой назвал Лескова «самым русским из наших писателей».

Умер Николай Семенович Лесков в 1895-м году от очередного приступа астмы. Похоронен на Литераторских мостках Волковского кладбища Санкт-Петербурга.

От второго брака с вдовой Екатериной Бубновой у Лескова родился сын Андрей, долгие годы работавший над биографией отца-писателя в двух томах «Жизнь Николая Лескова». Ныне в бразильском городке Рио-де-Жанейро проживает единственная правнучка писателя — очень набожная православная балерина Татьяна Юрьевна Лескова.

См. также: Лето Господне, Избранное. Поселянин Евгений Николаевич, Смех за левым плечом. Черные доски

Автор
Муравьев Андрей Николаевич
Все книги автора

А.Н. Муравьёв — духовный писатель, историк, путешественник.

Родился в известной семье в 1806 г. в Москве, получил хорошее домашнее образование. По желанию отца в течение пяти лет нёс военную службу, в 1828 г. успешно сдал экзамены на юриста в Московском университете.

Андрею Муравьёву пришлось вернуться на военное поприще, когда началась Русско-турецкая война. Он относился к этому, как к Божьему призыву защищать Отечество. Также он успевал заниматься литературным творчеством, основной темой которого были исторические события. Его заслуги на литературной ниве способствовали принятию его в Общество любителей русской словесности.

Коренным образом изменило его жизнь путешествие на Святую Землю. Он оказался в Иерусалиме перед самой Пасхой 1830 года. Свои впечатления, прежде всего духовного содержания, он изложил в книге «Путешествие по святым местам русским», в которую также вошли работы «Русская Фиваида на Севере», «Дополнения к письмам о богослужении Восточной Кафолической Церкви».

Среди других его трудов: «О литургии», «Православие — источник спасения отечества», «Раскол, обличаемый своею историей». Его произведения открыли для высшего света того времени окно в духовную жизнь. Его поэтическое творчество с тех пор имело религиозную направленность.

Земной путь Андрея окончился летом 1874 года в Киеве.

Написать отзыв
Оставьте свой отзыв о товаре и получите вознаграждение. Узнать подробности бонусной программы.
Поддержка

Всегда рады вам помочь
Мы на связи каждый день с 9:00 до 21:00 по московскому времени

Почта: order@zyorna.ru

Бесплатный телефон: 8 800 200 84 85
(бесплатный звонок из любого города России)

Доставка

Мы отправляем заказы каждый день. Утром и вечером.

Если закажете до 11:00 в будни — отправим в этот же день. Если после — то в ближайший рабочий день.

Стоимость курьерской доставки — в среднем 190 р., самовывоза — 90 р., Почты России — 200 руб. в среднем. Мы автоматически рассчитаем точную сумму доставки, когда вы наберете товаров в корзину.

Почти в каждом крупном городе есть самовывоз и курьер. Для всех остальных городов и населенных пунктов есть Почта России. Заказы приходят быстро, в среднем за 2–7 дней. Даже Почта России работает быстро.

Принимаем карты, электронные кошельки, наличные. Можно оплатить при получении.

Упаковываем в водонепроницаемую пленку и твердый картон. Если захотите вернуть любые товары — примем обратно. Вернем деньги или вышлем замену.

Вы недавно смотрели