Православный магазин
Бесплатно по России:
8 800 200-84-85
С 9:00 до 21:00 ежедневно
order@zyorna.ru

Марнов Сергей


Сергей Дмитриевич Марнов много лет работает учителем истории в средней школе. Он многодетный (очень многодетный!) отец. В молодости (до 35 лет) сменил около десятка профессий, от профессионального охотника на Дальнем Востоке до водителя троллейбуса в Москве. В журналах «Русский дом», «Нескучный сад», на сайте «Православие и мир» и в других околоцерковных изданиях опубликованы его статьи о Древнем Риме, православных праздниках, Иване Грозном и т. д.

Сергей Марнов пишет повести для подростков, историческую фантастику, политическую фантастику, пьесы для школьного театра (и сам их ставит), сказки для самых маленьких. Недавно вышла в свет его книга «Дети – дар Божий, или Опыт православного усыновления», посвящённая проблемам социального сиротства.

Главный редактор издательства «Добрые книжки» Ирина Андреева попросила его ответить на несколько вопросов о православной литературе и проблемах современной Церкви.

Ирина Андреева: Сергей, как вы думаете, нужно ли сейчас, в наше время, православное литературное творчество? Многие верующие убеждены, что вполне достаточно Священного Писания и творений Святых Отцов, зачем же нужна ещё какая-то православная литература?

Сергей Марнов: Творчество всё равно необходимо. Я знаю людей, пришедших к чтению святоотческой литературы через знакомство с современными авторами. Ведь для того, чтобы появилось желание получить ответ, сначала должен родиться вопрос. Современная жизнь меняется стремительно; вопросы, причём самые жгучие, появляются постоянно. Задача литературы – сформулировать эти вопросы, найти для них, по возможности, верную форму и попробовать – в первом приближении – дать ответ. Задача православной литературы – найти одну-единственную, предельно точную формулировку вопроса и попытаться услышать ответ из первоисточника – от Бога.

Ирина Андреева: Задача не из лёгких. Неужели были писатели, которые справились с ней?

Сергей Марнов: Были. Лучший из христианских писателей всех времён – Апостол Павел. Любой вопрос, который ставила жизнь перед общинами первых христиан, абсолютно всё, о чём бы ни шла речь: питание, отношения в семье, рабство и рабовладение, вызовы внешнего, языческого мира – облекалось в чеканную, максимально ясную форму. А уж ответы… прочитайте его рассуждения об идоложертвенных продуктах – это актуально и в наши дни. Также и семейные отношения. Священников часто спрашивают, что делать, если один из супругов неверующий? Апостол Павел дал исчерпывающий ответ, исходя из главной цели жизни любого христианина – взрастить в себе любовь и попасть в Царствие Небесное.

Ирина Андреева: Можно ли назвать это литературой?

Сергей Марнов: Конечно, это больше чем просто литература, но и литература тоже. Каждый год я, прощаясь со старшеклассниками-выпускниками, читаю на последнем уроке тринадцатую главу первого послания к Коринфянам – о любви. Читаю просто, без голосовой игры и нажима, но эффект потрясающий – достаёт, еще как достает! И церковнославянский язык не помеха!

Ирина Андреева: Вы считаете, что у православного писателя всё его творчество должно вести к Богу? Не развлекать, не смешить, не успокаивать?

Сергей Марнов: А что такое развлекать? Отвлекать от жизни? Сбивать с пути? Смех, игра воображения, острый сюжет, интрига – это всего лишь инструменты, средства привлечения, а не развлечения. Инструменты могут быть разными – цель одна. Апостол Павел был простым рабочим, палатки шил. Представляете, какие у него были руки? Исколотые, заскорузлые… Он и писал просто, без изысков. Называл вещи своими именами, не стесняясь в выражениях. Очень советую тем, кто считает, что православная литература должна быть благостной и щадить чувства читателя, перечитать внимательно послания Апостола Павла. Испытаете шок, гарантирую. А ведь писал он людям гораздо лучшим, чем мы; людям, готовым за веру в любую минуту пойти на корм львам. А вот Апостол и Евангелист Лука. Человек хорошего воспитания, интеллектуал – и пишет соответственно. Какой стиль, какая форма выражения мыслей более правильные? Это как раз тот случай, когда наше мнение не имеет ни малейшего значения, потому что Господь Сам дал ответ – правы оба.

Ирина Андреева: Есть, по вашему мнению, вещи недопустимые, запретные, и не только в православной литературе?

Сергей Марнов: Соблазн. Эротика и богохульства, которыми щедро пересыпана вся современная литература. Часто бывает так: читаешь неплохую книгу, и вдруг, как удар лицом об стену – эротическая сцена! Зачем она понадобилась автору – непонятно; ткань повествования разорвана, на театральном языке это называется «вставной номер». Вызвать у читающего подростка гормональный взрыв? Потешить полузабытые комплексы своей юности? Непонятно! С богохульствами ещё непонятней – вроде и неглупый писатель, а вдруг такую богоборческую чушь сморозит, что становится жалко его, бедного… отвечать ведь придётся. Заказ такой, что ли? Тогда – страшно.

Ирина Андреева: Какие проблемы современной Церкви вас, человека воцерковленного, беспокоят сильнее всего?

Сергей Марнов: Младостарчество и теплохладность – две стороны одной медали. Я видел жертв младостарцев, разговаривал с ними. Некоторые давно отошли от своих «гуру», но духовные раны, ими нанесённые, заживают годами. Страшное это явление – харизматический священник-неофит, возомнивший себя чем-то большим, чем просто посредником между Богом и людьми. Он начинает перетолковывать Писание на свой вкус, назначать пастве немыслимые, неподъёмные молитвенные правила и епитимии, и в итоге неосознанно ставит себя на место Бога. Если такой священник ещё и талантлив – секта готова. Причём секта скрытая, находящаяся как бы внутри Церкви.

Ирина Андреева: А теплохладность?

Сергей Марнов: Человек ходит в храм, посильно соблюдает посты, иногда причащается. К Церкви относится как к ограде, в которой можно спрятаться от жизни, от людей с их проблемами. Такой человек живёт двойной жизнью – в миру делает большие или мелкие пакости, позволяет себе даже стерпеть богохульства, а то и посмеяться над ними. А потом идёт в храм – и «отдыхает душой».

Ирина Андреева: Разве Церковь – не ограда?

Сергей Марнов: Ограда, конечно. От потусторнней нечисти и её земных адептов; от собственной милой привычки юркнуть в норку и спрятаться; от зла, готового поселиться внутри нас. В церкви надо выворачивать себя наизнанку и чистить, а почистив – измениться. В Церкви надо «ходить перед Богом», как праотцы. Недавно один очень мудрый священник сказал: «Мы обязаны быть святыми!» Представляете?! Героизм – как обязанность христианина! Другой священник, совсем ещё молодой, произнёс в проповеди: «Мы должны шевелить беду вокруг себя, а не давать ей успокаиваться». Иными словами, христианин должен жить в состоянии непрерывной войны со злом.

Ирина Андреева: А если у человека сил нет для боя?

Сергей Марнов: Бабушка, которая в одиночку воспитывает детей спившейся дочери, совершает подвиг. Учительница, восставшая против преподавания в своей школе сектантской отравы, которую насаждает хорошо проплаченный директор, совершает подвиг. Силы есть всегда, они даются свыше – надо только чётко задекларировать, на чьей ты стороне. Господь никогда не пошлёт непосильной ноши – если уж послал, значит, даст и силы её нести. А уставшему даст передышку и успокоение.

Ирина Андреева: Да, неутешительный у вас взгляд на Церковь!

Сергей Марнов: Думаю, гораздо более утешительный, чем у некоторых околоцерковных дамочек, стремящихся превратить нашу Церковь в клуб «подружек по интересам». Пришли, посудачили, утешили друг друга – и разбежались приспосабливаться к лежащему во зле миру.

Ирина Андреева: Но многим так хочется иметь место, «норку», по вашему выражению, где можно спрятаться от зла, отдохнуть…

Сергей Марнов: Мне тоже. Однажды я попытался спрятать от реальной жизни одного очень слабого человека – в монастыре. В хорошем, настоящем монастыре, каких сейчас мало. Да что там мало – их и нет почти! Иеромонах, ведавший приёмом трудников, очень внимательно выслушал нашу историю и печально сказал: «Вы ошиблись. Здесь не тыл, здесь фронт!»

Ирина Андреева: Ну и последний, традиционный, вопрос – каковы ваши творческие планы?

Сергей Марнов: Заканчиваю рукопись, которая задумана как продолжение книги «Дети – дар Божий», одновременно пишу очень длинную сказку для взрослых, где главным героем будет Рим времён самых первых христиан, одновременно сами собой сочиняются сказки для самых маленьких – такие, чтобы на ночь рассказывать. Вместо имён героев там будут пропуски, в которые родители смогут вставлять имена своих детей – малыши очень любят слушать сказки «про себя».

Ирина Андреева: Что бы вы хотели сказать посетителям нашего сайта и вашим читателям?

Сергей Марнов: Пожалуйста, если вы читали мою книжку «Дети – дар Божий, или Опыт православного усыновления», пришлите свои отзывы и вопросы. Если вы усыновляете ребенка и столкнулись с трудностями – напишите, у нас с женой есть кое-какой опыт, что-то присоветуем. В некоторых случаях, если сможем, окажем реальную помощь. Если вы усыновили ребёнка и впали в отчаяние от детдомовского «наследия» – тем более напишите, отвечу обязательно!

Показать:
Дети — дар Божий, или Опыт православного усыновления
110 р.
Марнов Сергей
Русский Хронографъ, Москва
Нет в наличии
18 0
Пророк и цари. Роман о пророке Илии
310 р.
В корзину Марнов Сергей
Скрижаль, Санкт-Петербург
30 1
Имон, или Пожертвованное детство.
210 р.
В корзину Марнов Сергей
Христианская жизнь, Клин
35 0
Его имя — Победа. Исторический роман-реконструкция
280 р.
Марнов Сергей
Христианская библиотека, Нижний Новгород
Нет в наличии
5 0
И кровь моя досталась львам... Сказка-притча
0 р.
Марнов Сергей
Библиополис, Санкт-Петербург
Нет в наличии
8 0
Три лепты. Лепта гонителя. Лепта вора. Лепта врага. Маленькие повести
0 р.
Марнов Сергей
Библиополис, Санкт-Петербург
Нет в наличии
12 0