Православный магазин
Бесплатно по России:
8 800 200-84-85
С 9:00 до 21:00 ежедневно
order@zyorna.ru
Дмитрий Мережковский и «Новая церковь»
27 декабря 2016 в 12:25

О личности философа Дмитрия Мережковского у нас в стране заговорили во время "перестройки" 1990-х годов. До тех пор он был одинаково чужим и в России, и в Европе, куда эмигрировал после революции. "В России меня не любили и бранили; за границей меня любили и хвалили; но и здесь, и там одинаково не понимали моего", — писал Дмитрий Сергеевич коллеге-мыслителю Николаю Бердяеву. Собственно, Бердяев-эмигрант был таков же - неоднократно идентично признавался в том, что чужой и там, и тут. Так что же было в их идеях сложного для восприятия другими, несвоевременного может? Что они хотели донести человечеству и вручить, как эстафету мировоззрения? Это безусловно огромный пласт в русской культуре. Но попробую вложить свою малую толику в отодвигание туманной завесы.

Дмитрий Сергеевич Мережковский — русский писатель, поэт, литературный критик, переводчик, историк, религиозный философ, общественный деятель.

Во-первых, необходимо вспомнить трактовку Платона о том, что философ есть не только формирователь постулатов всеобщей мудрости и взглядов на бытие человека, а и борец. Был ли Мережковский борец? Как характеризуют его знакомые? Как сухого, бесчувственного "человека в футляре". Он практически никогда не проявлял эмоций в разговорах, но всегда и к месту у него была заготовлена известная распространенная цитата. Он доставал их внезапно, словно из-за пазухи и едко бросал в спор собеседников. Стало быть эрудиция данной исторической личности была отменная и принципиальную точку зрения принимал. И если мы посмотрим в исторических справках - последователем какого философского учения был Мережковский, то увидим - позитивизма, то есть когда изучение каждого знания должно базироваться на совокупности наук. Сам же писатель, как ни странно, позитивизм в своих работах не жаловал.

Философия Бердяева же зиждется на персонализме. И это учение, считающее человеческую личность высшей духовной ценностью. Можно ли объяснить ощущение чуждости всему, противопоставления самого Николая Александровича окружающему миру и вследствие этого одиночества - принципами персонализма? Конечно да. Он провозглашал Свободу и Творчество, но равных своей широте мировосприятия не находил. В обществе осознанно или бессознательно жили люди, нацеленные на желание подчинить другую личность себе так или иначе. Равноправие, провозглашаемое коммунистами в 1917-м году, изначально показалось и Бердяеву, и Мережковскому необходимым в излечении закабаленного сознания человека. Но оба сбежали из России от страха перед натиском агрессии голодных, желающих отмщения и власти, неуправляемых масс. Отсюда делаю вывод, что и Мережковский был все-таки персоналистом.

Мир равных возможностей снова маячил где-то далеко-предалеко и как утопичная сверх-идея. Может быть, цивилизация мира была погрязшей в духовном каннибализме? И только сейчас мы мелкими шажочками учимся и учим терпимости друг к другу, погашая внутренний энергетический позыв к игре в "победу и порабощение"?

Во-вторых, если говорить об отношении к Богу, то тут дорожки Бердяева и Мережковского разошлись как у героев пьесы Антона Чехова "Вишневый сад" Раневской и Лопахина. Бердяев был глубоко предан православной церкви, как бы она ни была. Мережковский считал перемены необходимыми.

Зинаида Гиппиус, поэтесса и супруга Мережковского, писала о том, как однажды, в октябре 1899-го года в селе Орлине она была занята расшифровкой разговора о Евангелии и вдруг к ней зашел Дмитрий Сергеевич со словами: "Нет, нужна новая Церковь". Подверженная мистицизму, Гиппиус развивает активную деятельность, схожую с весьма модными тогда спиритическими ритуальными салонами. Говоря о "новой церкви", имел ли в виду немногословный и сдержанный Мережковский именно то, во что это вылилось усилиями приземленной Гиппиус и молодого друга семьи Философова? Во всяком случае хорошо, что до нас дошли письменные труды Дмитрия Сереевича, в которых он полноценно раскрывался, как на исповеди перед Богом и потомками, без чьего либо посредничества. Исследователи не случайно трактуют Мережковского как религиозного философа. Все его детство прошло в окружении повышенной семейной набожности. Большинство его стихов и прозы - это обращение к Богу, разговор с ним или о нем:

"Везде я чувствую, везде,
Тебя Господь, - в ночной тиши,
И в отдаленнейшей звезде,
И в глубине моей души".

Но почему же тогда православный от головы до пят Мережковский желал новую церковь? Ответ на этот вопрос расположен на страницах "Грядущего хама": "Христианство обмелело и успокоилось в покойной и каменистой гавани реформации". Мещанство - вот, по мнению автора, тот реальный бог, которому молились на западе, и к мещанству же устремились русские революционеры. И в этом он видел страшную беду всего общества мира. Новая, преобразованная, отказавшаяся первой от мещанских целей и интересов, церковь, считал Мережковский, должна излечивать людей духовно, повести за собой. Церковь должна быть в авангарде, а не идти на поводу у интересов хоть самодержавия, хоть народовластия. Вот как он писал: "В первом царстве - Отца, Ветхом завете, открылась власть Божия, как истина; во втором царстве - Сына, Новом завете, открывается истина, как любовь; в третьем, и последнем царстве - Духа, в Грядущем завете, откроется любовь, как свобода. И в этом последнем царстве произнесено и услышано будет последнее, никем еще не произнесенное и не услышанное имя Господа Грядущего: Освободитель".

Богословие в интернет-магазине Зёрна

Поэтесса и писательница Ирина Одоевцева неоднократно посещала с мужем, поэтом Георгием Ивановым, супружескую чету Гиппиус - Мережковский в Париже. Главной чертой Дмитрия Сергевича она называет "умение концентрироваться и постоянное, никогда не ослабевающее устремление всех мыслей и воли к одной цели: к созданию Царства Духа, к преображению души". Было это в 20-х годах XX-го века.

Любопытно, что Мережковский никогда не отрекался от православия. Но чего только он не натерпелся в связи со своими взглядами на совершенствование церкви! И отлучить его пытались, и в ереси обвиняли, и с сектантством связывали. А по сути - он пытался удержать себя и человечество от крайностей, брал на свои плечи тяжелую ношу ответственности за судьбу мира и... каждый день дисциплинированно писал по несколько часов, рассуждая о проблемах общества, которые оно не желало замечать.

Был ли Мережковский первым, кто заговорил о "Третьем завете"? Нет, задолго до него итальянец Иоахим Флорский, еще на стыке XII - XIII веков, вербовал в свое "братство" христиан. Правда, он придерживался монашеского аскетизма - своего рода персонализм зачаточной стадии в части самоотречения человека от мещанской зависимости. И сегодня, спустя несколько десятилетий после смерти философа Дмитрия Сергеевича Мережковского, в России появились приверженцы той идеи, как, к примеру Сергей Тороп (Виссарион), собравший вокруг "Церкви последнего завета" целую общину под Красноярском. Мир творчества и ремесел, вокруг которого здесь все и строится, не есть плохо. Но от прогнозов я воздержусь. Миллионы людей современных мегаполисов живут в совершенно ином измерении, погруженными в потребительство и стяжательство. Вопросы религии серьезно волнуют лишь малую часть населения земного шара. Так что говорить о революционных требованиях верующего христианского населения изменить церковь не имеет никакого смысла - никто на баррикады за "Третий завет" не пойдет. По большей части - из-за отсутствия твердых устоев веры, по меньшей - из уважения к истории христианства, его традициям. Хорошо, что так. Ведь никогда не известно заранее - принесут ли плоды деревья нового сада после выкорчеванного старого. Да и какими они будут...

Руденко Юлия, публицист

Читайте далее:

Бог даст России Царя

О страшном. Рассказ монахини.

Старец Паисий Святогорец. Слова. Рецензия.

Комментарии
Ладейка. Рассказ.
23 октября 2017 в 8:00

…Нифонт уже не знал, что делать и приснился ему чудный сон. Будто бы плывет он в малой ладейке по озеру, чистому словно хрусталь, и нет у него берегов. Плывет и видит остров невелик, но красив и удобен. И тут голос с неба: «Ниф

Полюшка Захаровская и архиепископ Глеб.
20 октября 2017 в 8:00

После смерти супруги настоятеля Космодкамианского храма села Летово Рязанской оласти, протоиерея Иоанна (будущего владыки Глеба (Смирнова) (р.1913- ум.1987 гг.) как мог утешал брат Павел, бывший в то время в сане диакона. Но вскоре у о

Расстрел священника
19 октября 2017 в 8:00

Расстреливали отца Матвея /в годы «красного террора» - ред./, как уж повелось, на старом городским кладбище, от чека недалеко безлюдно, так как давно никого здесь не хоронили. И от рынка кладбище отгорожено высокой каменной стен

О детстве и юности митрополита Симона (Новикова)
18 октября 2017 в 8:00

Как, каким образом приобреталась Сереем Новиковым чистота сердца, как он «Бога узрел» можно хотя бы приблизительно представить из рассказов о его детстве и юности. Автору этих строк довелось записать воспоминания об этом совреме

Великая книга Дмитрия Лихачева
17 октября 2017 в 8:00

Лихачев Дмитрий Сергеевич (1906 г. –1999 г.) — академик, знаменитый ученый, исследователь литературы древней Руси. В сентябре сего года отмечалось 18-летие его кончины (он умер, когда ему было 105 лет). Известно, что за 4 года д

Духовный бытописатель Игнатий Потапенко
16 октября 2017 в 8:00

Издательство Сретенского монастыря выпустило в свет книгу Игнатия Потапенко «Повести и рассказы из духовного быта». Данная книга напечатана по изданию 1903 г. Напомним, что Потапенко Игнатий Николаевич (1856 г. –1929 г.

     Нет мне в мир дороги. Рассказ об игумене Нифонте.
13 октября 2017 в 8:00

День выдался жаркий и знойный. Над лесом уже с утра зависло томное марево. Ветра не было и комары, до того не очень заметные, к полудню озверели. Плотной серой массой они навалились, словно облако и гудели, гудели, гудели. Он шел сосновым б

Женщина в пёстром… Рецензия на книгу Натальи Сухининой
12 октября 2017 в 12:00

«Женщина в пёстром. Повесть о том, о чём не принято говорить» - так называется новая книга православной писательницы Сухининой Наталии. Она повествует о женщине, что не имеет твёрдых духовных и нравственных ориентиров. Потому он

Юрий Воробьевский «Янтарная глава». Отрывок из новой книги
11 октября 2017 в 10:30

Есть удивительная книга, которую можно без устали читать главу за главой. Книга эта — монастырская костница. За многими почивающими здесь главами — удивительные истории. Они складываются в живое предание

Духовная мудрость и прозорливость владыки Симона
11 октября 2017 в 8:00

Владыка Симон очень понимал  роль Церкви и средств массовой информациив в духовном инравственном воспитании. Из православных СМИ редактора, да и журналисты  всегда обращались к нему благословениемза и советом. Рязанский архиерей,