Православный магазин
Бесплатно по России:
8 800 200-84-85
С 9:00 до 21:00 ежедневно
order@zyorna.ru
Татьяна МИРОНОВА. Двойники Григория Распутина
28 октября 2015 в 0:00

 

ВАЖНОЕ ПРЕДИСЛОВИЕ

 

 

Его Высокопреосвященство, архиепископ Амвросий (Щуров) в 2002 г. на Царских православно-патриотических чтениях, проходивших в Иваново 18 мая заявил: «Многим нападкам со стороны врагов России подвергся Григорий Ефимович Распутин. Пресса воспитывала в людях отвращение к нему, стараясь таким образом бросить тень на Государя и его Августейшее семейство. Кем же на самом деле был Григорий Ефимович Распутин? Он не был плохим человеком. Это крестьянин, трудолюбивый и очень благочестивый человек, большой молитвенник, много странствующий по святым местам... Такой благочестивый человек, как Григорий Ефимович, не мог, конечно творить всякие безобразия, которые ему приписывали. Был специальный двойник, который специально скандалил, пил в кабаках, вёл безнравственный образ жизни. А пресса это раздувала».

Прошло уже десять лет после этого высказывания, но, к сожалению, должного внимания оно не получило. Более того тема двойников Григория Распутина до сих пор остается дискуссионной. Однако есть точка зрения, обоснованная доктором филологических наук, экспертом-источниковедом Татьяной Леонидовной  Мироновой о том , что в общество обдуманно и нагло был введен двойник Григория Ефимовича Распутина. И что особенно важно, Миронова высказывает важнейшую мысль по отношению к созданию двойников Григория Распутина. А именно то, что создание двойников, как и создание общей системы  клеветы на Григория Распутина преследовало одну цель - очернение православной самодержавной русской монархии и конкретно русского монархиста из народа, по большому счету образца русского монархиста того времени в лице Распутина Григория - Друга Царской семьи и молитвенника за Царя и Россию.

На основе проведенных истоковедческих экспертиз и историко-архивных документов Татьяна Миронова о двойниках Григория Распутина говорит следующее: «Враг Трона и Царской Семьи Феликс Юсупов говорил масону В.И. Маклакову: «Государь до такой степени верит в Распутина, что если бы произошло народное восстание, народ шел бы на Царское Село, посланные против него войска разбежались бы или перешли на сторону восставших, а с Государем остался бы один Распутин и говорил ему «не бойся», то он бы не отступил». Вот почему решено было убить Царского Друга, оставив Семью в одиночестве и без молитвенной на земле защиты. Но чтобы публично убить старца, чтобы заставить общество захотеть этого убийства, нужно было удесятерить клеветы, нужно было вывалять в грязи светлые лики Царские, для этого и была изобретена иудейская афера с появлением фальшивой личности -  ДВОЙНИКА ГРИГОРИЯ РАСПУТИНА.

Первые догадки о том, что Царскую Семью компрометировали через двойника Григория Ефимовича Распутина, появились вскоре после убийства Старца. Одно из свидетельств тому - рассказ атамана Войска Донского графа Д.М.Граббе о том, как вскоре после убийства Григория Распутина его «пригласил к завтраку известный князь Андронников, якобы обделывавший дела через Распутина.

 

СВИДАНИЕ С ДВОЙНИКОМ

 

 Граббе, войдя в столовую князя Андронникова был поражен, увидев в соседней комнате Распутина. Недалеко от стола стоял человек, похожий как две капли воды на Распутина. Андронников пытливо посмотрел на своего гостя. Граббе сделал вид, что вовсе не поражен. Человек постоял, постоял, вышел из комнаты и больше не появлялся». Надо ли говорить, что подобный «двойник» мог появляться при жизни Григория Ефимовича в любом «злачном» месте, мог напиваться, скандалить, обнимать женщин, о чем составлялись ежедневные репортажи охочих до грязи газетчиков, мог выходить из подъезда дома на Гороховой и шествовать на квартиру к проститутке, о чем составлялись ежедневные рапорты агентов охранного отделения. Ю.А.Ден вспоминает с недоумением: «Доходило до того, что заявляли, будто бы Распутин Григорий развратничает в столице, в то время как на самом деле он находился в Сибири».

Об одной такой истории с двойником Григория Распутина рассказала в своих воспоминаниях писательница Н.А.Тэффи. В 1916 году Тэффи, тогда сотрудница «Русского слова», писатель В.В. Розанов, работавший в «Новом времени», и сотрудник «Биржевых ведомостей» Измайлов были приглашены на обед к издателю, которому «небезызвестный в литературных кругах» Манасевич предложил «пригласить кое-кого из писателей, которым интересно посмотреть на Распутина». Любопытствующие писатели явились в назначенный час и увидели «Распутина». «Был он в сером суконном русском кафтане, в высоких лакированных сапогах, беспокойно вертелся, ерзал на стуле, дергал плечом... Роста довольно высокого, сухой, жилистый, с жидкой бороденкой, с лицом худым, будто вытянутым в длинный мясистый нос, он шмыгал, блестящими колючими, близко притиснутыми друг к дружке глазами из-под нависших прядей масленых волос... Скажет что-нибудь и сейчас всех глазами обегает, каждого кольнет, что, мол, ты об этом думаешь, доволен ли, удивляешься ли на меня?». Писательница сразу же почувствовала всю искусственность этих смотрин. «Что-то в манере Распутина - это ли беспокойство, забота ли о том, чтобы слова его понравились, - показывало, что он как будто знает, с кем имеет дело, что кто-то, пожалуй, выдал нас, и он себя чувствует окруженным «врагами-журналистами» и будет позировать в качестве старца и молитвенника». От этого предположения Тэффи «стало скучно», но оказалось, что Гришка работает всегда по определенной программе», Выговорил несколько фальшивых фраз о «божественном»: «Вот хочу поскорее к себе, в Тобольск. Молиться хочу. У меня в деревеньке-то хорошо молиться», затем принялся приставать к гостье с настойчивым: «Ты пей! Я тебе говорю - Бог простит!», потом недвусмысленно стал, звать к себе, потом велел принести свои! стихи, звучащие, запомним это, так: «Прекрасны и высоки горы. Но любовь моя выше и прекраснее их, потому что любовь моя есть Бог», потом собственноручно написал несколько строк «корявым, еле разборчивым мужицким почерком «Бог есть любовь. Ты люби. Бог простит. Григорий». Потом хозяин вдруг озабоченно подошел к Распутину: «Телефон из Царского». Тот вышел и к столу не вернулся.

 

ЕВРЕЙ-МОШЕННИК

 

Писательской интуицией Тэффи заподозрила в этих встречах «обделывание каких-то неизвестных нам темных, очень темных дел». Догадка ее нашла подтверждение. Пьяный «Гришка» проговорился, знает, что они журналисты, «Это было очень странно, - удивилась Тэффи. - Ведь не мы добивались знакомства со старцем. Нас пригласили, нам это знакомство предложили и вдобавок нам посоветовали не говорить, кто мы, так как «Гриша журналистов не любит», разговоров с ними избегает и всячески от них прячется. Теперь оказывается, что имена наши отлично Распутину известны, а он не только от нас не прячется, но, наоборот, втягивает в более близкое знакомство. Чья здесь игра? Манасевич ли все это для чего-то организовал - для чего неизвестно?». Это было действительно дело рук еврея Манасевича только для одного, чтобы литераторы и журналисты засвидетельствовали, что своими собственными глазами лицезрели «живого Гришку» - пьяного, распутного хлыста. «Все мои знакомые, которым я рассказывала о состоявшейся встрече, высказывали какой-то совершенно необычайный интерес. Расспрашивали о каждом слове старца, просили подробно описать его внешность, и главное, «нельзя ли тоже туда попасть?» - свидетельствовала, как и было задумано Манасевичем, Тэффи.

Устроитель «распутинских» спектаклей еврей Манасевич-Мануйлов был профессиональный мошенник. Задолго до эпопеи с двойником Распутина он, широко афишируя свои связи с высшими кругами, за солидный куш предлагал услуги по протекции разных дел - от разрешения на открытие парикмахерской до ходатайства за заключенного под стражу и назначения на государственную должность. Он демонстрировал молниеносное разрешение просьб, связываясь по телефону то с министром внутренних дел, то с самим Председателем правительства, получая от них телефонные заверения в скором решении вопросов. Выудив у простаков гонорар за свои ходатайства, Манасевич всячески избегал дальнейших встреч с прежними просителями, принимая череду новых. Подобные мошенничества оставались, впрочем, совершенно безнаказными, так как просители не имели свидетелей обмана, чаше всего ходатайствовали у Манасевича по незаконным делам и не стремились потому выдвигать против него официальные обвинения.

Но когда Манасевич включился в аферу с двойником, он стал получать от мошенничеств двойную выгоду. И его аферы часто удавались, благодаря магическому действию имени Царского Друга, и наветы в связи с этим на Распутина усиливались, за что Манасевич, безусловно, получал вознаграждение от заинтересованных лиц. Причем безнаказанность была и здесь гарантирована Манасевичу. Ведь в «спектаклях», описанных Тэффи, не было ни одного противозаконного деяния. Двойник никому не представлялся как Григорий Ефимович Распутин, просто созванных гостей загодя предупреждали, что это он самый и есть. Двойник чаще всего не говорил ничего дурного о Царской Семье, но то, что он говорил о своей близости к Ней, позорило Государя и Государыню просто потому, что такой нечестивый мерзавец был вхож к Царю. И потому, случись полиции нагрянуть на подобную вечеринку и проверить документы у «Гришки», он бы невинно протянул им свой паспорт со своим собственным именем и избежал бы какой-либо ответственности за «спектакль». Безнаказанность  делала подобные выходки все более частыми и наглыми. История разгула двойника в московском ресторане «Яр» - лучшее тому подтверждение.

 

ПРОДЕЛКИ ДВОЙНИКА

 

26 марта 1915 года Григорий Ефимович Распутин приехал и в тот же день уехал из Москвы. Но вот донесение полковника Мартынова, что «по сведениям пристава 2 уч. Сущевской части г, Москвы полковника Семенова», Распутин 26 марта около 11 часов вечера посетил ресторан «Яр» с вдовой Анисьей Решетниковой, журналистом Николаем Соедовым и неустановленной молодой женщиной. Потом к ним присоединился редактор-издатель газеты «Новости сезона» Семен Лазаревич Кугульский. Компания пила вино, расходившийся «Распутин» плясал русскую, вытворял непристойности, хвастался своей властью над «старухой» (так этот человек именовал Царицу). В 2 часа ночи компания разъехалась. Мартынов прилагает записку «Распутина», отобранную полицией у певицы ресторанного хора. Каракули внешне похожи на распутинские, но почерк не его: «Красота твоя выше гор. Григорий», Обратите внимание на содержание записки. Она прямо перекликается с тем, что двойник Распутина написал для любопытной Тэффи; «Прекрасны и высоки горы. Но любовь моя выше и прекраснее их». Совпадение вряд ли можно назвать случайным, оно - свидетельство того, что и в ресторанном кутеже, и на встрече с литераторами роль Григория Распутина исполнял один и тот же человек, очень похожий на Старца. Записка была единственным «документом» в деле о кутеже в «Яре». Никаких свидетелей и никаких участников «оргии». Поэтому Императрица совершенно справедливо писала Государю: «Его (старца Григория) достаточно оклеветали. Как будто не могли призвать полицию немедленно и схватить Его на месте преступления».

Итак, в московском ресторане «Яр» гулял двойник Распутина с подставной компанией, и все разыгрывалось по обыкновению: пьянство, приставания к дамам, упоминания о Царской Семье, хлыстовская пляска. И если бы полиция была вызвана тогда же - открылось бы, что Григорий Распутин - ненастоящий, и Анисья Решетникова, благочестивая купеческая вдова 76-ти лет, никогда не была в ресторане. А вот еврей-газетчик Семен Лазаревич Кугульский был личностью подлинной и, скорее всего, являлся антрепренером «оргии». Это он постарался, чтобы дело о кутеже в «Яре» попало в печать еще до расследования и обросло непристойными подробностями. Вслед за этим Государственная Дума подготовила запрос о событиях в ресторане «Яр», потом не дала ему хода, намеренно распространяя вымысел, что Думе запрещено делать этот запрос, так как Царская Семья «боится правды». И пошла-поехала злословить досужая чернь: пьяный, развратный мужик - любимец Царской Семьи!

Вот так, обдуманно и нагло, был введен в общество двойник Григория Ефимовича Распутина. И хотя поступки двойника, его слова, записки, сама внешность - длинный мясистый нос, жидкая бороденка, беспокойные, бегающие глаза - весьма отличались от благообразного облика Григория Ефимовича, но двойник настойчиво выдавался и, главное, охотно принимался за Молитвенника и Друга Царской Семьи.

 

Именно благодаря существованию двойника со страниц отчетов охранного отделения предстают два Распутиных: один - благочестив, благолепен, богомолен, ходит в храмы, отстаивает литургии, ставит свечи, ездит на квартиры исцелять больных, принимает просителей, духовных детей, трапезует с ними, причем, как отмечают все действительно близкие ему люди, ни вина, ни мяса, ни сладкого отец Григорий в рот не берет. Строжайшее воздержание. Деньги, пожертвованные просителями, тут же раздает другим просителям. И, главное, к Императорской Семье почтителен до благоговения. Другой «Распутин» - неделями пьян, посещает блудниц, берет взятки за протекции, скандалит в ресторанах, бьет там посуду и зеркала, говорит дурное о Царской Семье.

Я верю, что придет время, и откроются новые документы, которые окончательно докажут нам, что темную личность, внешне напоминавшую Григория Ефимовича Распутина, создали ВРАГИ САМОДЕРЖАВНОГО РУССКОГО ЦАРСТВА.

 

Комментарии
Марина Гончаренко: Моя задача - предупредить. Интервью с автором антиутопии «Остров бессовестных»
17 мая 2018 в 12:03

— Марина Васильевна, скажите, что побудило вас написать такую, я бы сказал, странную для писателя-реалиста повесть? Тему повести «Остров бессовестных» мне навеял сон о племени дикарей, которые каким-то об

Смириться или проявить волю? Как найти золотую середину в духовном смирении
28 апреля 2018 в 17:18

«Смиряйся, тебе полезно!». Так обычно говорят, когда с человеком произошло неприятное событие. В одних случаях смирение пойдет на пользу душе, в других — может навредить или ввести человека в прелесть. Попробуем разобратьс

Как бороться с грехами, если их нет?
26 апреля 2018 в 15:03

Существует довольно большая категория людей, которые считают, что у них нет серьезных грехов. Они не воруют, не блудят, не пьянствуют, не курят, не гневаются, никого не обижают. Что это за люди и прав

Митрополит Павел (Пономарев) о браках и разводах
19 апреля 2018 в 16:17

Митрополит Павел (Пономарёв) — бывший управляющий Рязанской епархией, а ныне экзарх Белорусской Православной Церкви. В книге «Беседы с владыкой Павлом» содержатся высказывания относительно

Паломничество Ланселота. Обзор романа-антиутопии Юлии Вознесенской
17 апреля 2018 в 15:34

Роман «Паломничество Ланселота» переносит нас в будущее, в те времена, когда миром будет править антихрист. Поделиться статьей с друзьями:   Жизнь в виртуальном мире В начале произведения

Сколько бы много грехов у нас ни было, у Бога милосердия более. Наставления старца Кирилла (Павлова) из книги «Помним»
11 апреля 2018 в 15:06

В интернет-магазине «Зерна» появилась книжная новинка «Помним. Жизнь и наставления архимандрита Кирилла (Павлова)». В книге описываются встречи и беседы с одним из наиболее почитаемых старцев

Что читать новоначальным. Основные разделы православной литературы
05 апреля 2018 в 14:45

Начало христианской литературе положило Священное Писание, состоящее из Ветхого и Нового Завета. На основе этих книг появились толкования и богословские труды. По мере распространения христианства появлялись подвижники, оставившие после себ

Встречаем Пасху 2018. Выбираем подарки и пасхальную утварь
30 марта 2018 в 14:05

Доброго дня. На этой странице вы найдете все необходимые для встречи Пасхи товары. Пасочница, подставка под кулич, подарки родным, книги, свечи, сувениры. Мы постарались подобрать полезные и недорогие товары, которые пользуются популярность

Как рязанцы спасли Москву от позора
28 марта 2018 в 16:27

Театр начинается с вешалки, Рязань с Кремля, а Кремль с Успенской колокольни. Но это сегодня. А когда-то город Переяславль-Рязанский начинался с дубовых ворот, над которыми высились сторожевые башни.

Ошибки в духовной жизни. О книге Марины Захарчук «В радость или в тягость?»
23 марта 2018 в 15:40

Размышлениями о духовной жизни в старые времена занимались только богословы. Потом на эту тему печатно стали высказываться архиереи и священники. К сегодняшнему времени каждый писатель или публицист может размышлять