Православный магазин
Бесплатно по России:
8 800 200-84-85
С 9:00 до 21:00 ежедневно
order@zyorna.ru
Игорь ЕВСИН. Божий казначей. Рассказ.
02 сентября 2016 в 0:00

 Дело о наследстве.

Помещица Дарья Ивановна Ростовцева молилась в рязанском Казанском монастыре за литургией. Высокий, с длинными льняными волосами дьякон торжественно и громогласно читал Евангелие. Но слова доходили до Ростовцевой, словно сквозь какую-то ватную завесу. Она была крайне расстроена судом, между ней и родственником, который состоялся из-за наследства. Суд был ею проигран, как она считала, несправедливо. Назначен был второй суд, но, по её мнению, и он будет не справедливым.

«И кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду…» – вдруг ясно и отчётливо донеслись до слуха Дарьи Ивановны слова читаемого священником Евангелия.

«Господи, да разве ж я не отдала бы своё имущество? – помыслила Ростовцева. – Но как я могу отдавать имущество, которое по праву через меня должно перейти к моим детям. Имуществом, которым, по сущности, должны распоряжаться они.

После чтения Евангелия Дарье стало как-то совсем не по себе. Молитва совершенно не шла ей на ум.

– Здорово, мата! – услышала она вдруг бодрый голосок подошедшего к ней высокого стройного старичка. Одет он был в странный, стиранный-перестиранный, ношенный-переношенный длинный хлопчатобумажный халат поверх такой же длинной и старой холщевой рубахи. На голове красовалась, словно изжёванная коровой ватная скуфейка, а на ногах были босовики – нижняя, без голенищ, часть от изношенных сапог.

– А что это ты, мата, не молишься? Уже и «Верую» читают, а ты всё о наследстве думаешь.

«Ничего себе старичок-босовичок, – удивилась Ростовцева, – мысли читать умеет!»

– Раз уж пришла в монастырь, грех Богу не помолиться, – продолжал разговаривать с ней странный богомолец. – Только Он, Судия Праведный. И не токмо на небе, но и на земле. Без него и у тебя правда, и у меня правда и у других правда, но как начнёшь её искать – нигде не найдёшь. А судья земной он ведь, как плотник, что захочет, то на бумаге и вырубит.

Старичок, словно ребёночек, улыбнулся и, наклонившись к Дарье Ивановне прошептал-прошелестел:

– Да не думай ты о земном суде. Молись судье Всевышнему, Всеправедному и Всемилостивому и тогда, мата, всё у тебя будет хорошо. И кривой суд прямое дело не скривит. Ты выиграешь своё дело, потому что наследство по закону принадлежит тебе.

То о чём говорил старичок, было известно лишь немногим, близким Ростовцевой людям. И потому Дарья опять крайне удивилась. Однако с души спал какой-то давящий груз. И молитва, сама собой стала изливаться из её сердца.

Вскоре состоялся суд, и наследство по праву перешло к ней. Ростовцева вновь приехала в Казанский монастырь, чтобы отслужить благодарственный молебен и найти того старика, который предсказал ей справедливое решение суда.

 

Предсказание губернаторше.

Отслужив молебен, она подошла к одной из инокинь, чем-то похожей на галку. По мнению Дарьи Ивановны эта галкообразная монашка должна была быть  словоохотлива.

Потому Ростовцева сразу, без обиняков, спросила:

– Кто это бывает здесь у вас, такой странный – в длинном халате, в мятой скуфейке, в босовиках?

– Блаженный этот, Кадомский Васька, не простой человек. Дворянского рода. Любил паломничать по монастырям. Одно время даже в монахи хотел постричься. Да почему-то не получилось.

– Почему же?

– Бог весть, только вместо монашества он в офицерство подался. В Киеве служил. Так что офицер, наш Васька Кадомский.

«Так вот почему этот старичок мне бодрячком показался…  Выправка-то у него военная», – подумала Ростовцева, – и все, более заинтриговываясь рассказом, сказала:

– Дворянского рода, из офицеров, а выглядит босяк-босяком.

– Так ведь Василий недолго прослужил. И то, когда служил, больше в Киево-Печерской лавре пропадал, чем в полку. И видать там Господь открыл Василию, что должен он юродствовать. Кадомский принял его волю. Подал в отставку, приехал на родину, передал поместье племяннице, дал вольную крепостным и стал юродствовать.

– Прямо так сразу и стал дурачиться? – спросила Ростовцева.

– Ну, вы барыня, чего-то не того загнули… – как-то дерзко ответила монахиня, – не дурачиться, а юродствовать. Блаженный он! Разницу-то понимать надо! И не сразу, стал юродствовать а после молитв усиленных и постов строгих. До сих пор в среду и пятницу его еда одна вода. Ничего не ест в эти дни. Спит два-три часа в сутки. Всё молится за нас грешных….

Строгий пост Василия Кадомского, малый сон и долгие молитвы на Дарью Ивановну произвели мало впечатления.

– Если он такой праведный, то чего ему юродствовать?

– Чего, чего.… Заладила девка макова, да всё про Якова. Вот, например ты здоровому человеку о его скорой смерти можешь сообщить?

– А зачем?

– Затем, чтобы покаяться он успел и предстал ко Господу с отпущенными грехами.

Ростовцева задумалась.

– Не любой праведник, – продолжала рассуждать монахиня, – может решиться на такое. А юродивый может. Потому, как юродивый…. Вот наш Вася, например, самой губернаторше смерть предсказал.

– Это Перфильевой что ли, которая намедни преставилась?

– Ей, матушка, ей самой. Я сама свидетельницей предсказания была. Сначала он разговаривал с ней в келье игумении Екатерины. И так достойно, так уважительно, а главное душеполезно беседовал юродивый с губернаторшей, что матушка игуменья осталась очень довольна. Но когда госпожу Перфильеву провожали до кареты, то юродивый дотронулся до её рукава и сказал:

– Не побудешь ты больше в гостях у матушки игумении.

– Это почему же? – изумилась губернаторша.

– А потому, что переселишься навеки вон туда, – ответил Кадомский и указал рукой на монастырское кладбище.

Мы все даже застыдились. Но и недели не прошло, как вдруг госпожа Перфильева возьми да помри. И похоронили её на монастырском кладбище, прямо в том углу, на который показывал Кадомский. Но, благодаря предсказанию блаженного Василия, она успела принести Богу глубокое покаяние, соборовалась и причастилась.

 

«Ножи точат…»

Известный рязанский купец Фрол Батраков на вечере в Доме всесословного собрания наконец-то встретился со своими знакомыми – Рюминым и Макаровым, которые тоже были купцами. Не виделись они давненько, всё дела да дела.

Поговорив о торговле, о возрастающих пошлинах, о засилии бюрократии, они вдруг вспомнили о юродивом Василии, которого хорошо знали и между собой называли Божьим казначеем, потому что он нередко брал у них деньги. Купцы всегда давали ему необходимую сумму, потому что были уверены – Кадомский потратит их деньги на богоугодные дела. Но сегодня  Батраков задумался. Дело в том, что юродивый попросил у него деньги, но у него самого появились проблемы со средствами. Фрол даже кредит в Живаго-банке решил взять. А главное – на что могла потребоваться запрошенная Кадомским немалая сумма? Он поделился своими сомнениями с приятелями.

– А ты дай деньги, – посоветовал ему Рюмин, – а сам пошли соглядатая. Пусть он посмотрит, что юродивый будет делать с этими деньгами.

На том и порешили. После собрания Батраков решил прогуляться и пошёл к своему дому пешком. По дороге встретил своего управляющего, Макара Телегина.

– Доброго здравьица, Фрол Сергеевич, – поприветствовал он своего хозяина, степенно снимая картуз и кланяясь.

– И тебе не хворать, Макар. Вопрос с кредитом решил?

– Так точно-с.

– Ну и слава Богу! – с облегчением выдохнул Батраков.

Макар замялся:

– Тут, Фрол Сергеевич, вот какое ещё дело… Мне доложили, что юродивый Вася ходит по городу и всё время напевает одну и ту же песенку.

– Какую же? – заинтересовался Батраков.

– Непонятную какую-то. Напевает, что «За Киевом ножи точат  острые, большущие. Крови потечёт река больше Днепра».

Говорят, не к добру это. Что-то нехорошее случиться должно.

– Ну, чему бывать, того не миновать. А ты иди-ка за мной. Поговорить нужно.

И они вместе пошли от банка по улице Астраханской в сторону улицы Соборной. Когда подошли дому, увидели сидевшего на крыльце Василия Кадомского.

Я хотел поговорить,  про деньги, которые давеча просил у вас. Вы ведь сегодня дело хорошее выхлопотали?

Батраков только крякнул, но про себя.

– Ну, добро, Василий Петрович, заходи.

Дав ему необходимую сумму, Батраков попросил Макара проследить, на что её потратит юродивый.

Кадомский через весь город направился в Ямскую слободу. Там он вошел в полуразвалившуюся убогую избушку, пробыл там немного и пошёл обратно в город. Телегин выждал его ухода, зашёл в эту избушку и увидел там старушку с двумя малолетними внуками-сиротами. Поговорив со старушкой, он выяснил, что без помощи Кадомского дети давно бы умерли с голода, потому что добывать им пропитание она не в состоянии.

– Так ты, милок, – сказала старушка, обращаясь к приказчику, – знай, какие на свете люди бывают! Однажды на Пасху, накануне светлого Христова Воскресения внучата мои плакали от голода, а я, не зная, что делать, молилась и просила помощи у Господа. И вдруг поздно вечером, кто-то подъехал к нашему домишке на извозчике и через оградку перекинул на крылечко мешки с мукой, гречневой крупой и с говядиной, при этом выкрикнув:

– Примите дар Божий! Это вам Господь посылает к празднику Пасхи ради ваших сердечных молитв.

Мы потом узнали, что это был Василий Кадомский, но откуда он узнал про нашу нужду – то никому не ведомо. Не иначе, как Господь открыл ему про неё.

Этот юродивый не только нам, но и многим другим неимущим помощь оказывает. А сам в обносках ходит и питается, как воробышек зимой стылой –  в день по зёрнышку. Будто птица небесная ничего не сеет, не жнёт, не собирает в житницы, но Господь питает его.

Всё увиденное и услышанное он передал хозяину – Фролу Батракову.

– А главное, – говорил Телегин, –из денег он себе ничего не оставляет. Всё нищим раздаёт.

– Да уж, – задумчиво начал размышлять Батраков, – этот юродивый гол, как сокол, но праведен и чист. А у нас денег три воза, а в душах куча навоза.

Утром Батракова, как всегда просматривал почту и газеты. Взяв в руки «Ведомости» увидел набранное крупным шрифтом, бросающееся в глаза сообщение о том, что расположенные под Киевым гарнизоны русских войск перешли Днепр и вступили в боевые действия с польской армией. С обеих сторон погибли тысячи людей.

Фрол Сергеевич сидел ошеломлённый. «Так вот про какую кровь напевал вчера Кадомский….»

 

           Немец и обезьяна.

В кабинет к нему постучался управляющий:

– К вам Василий Петрович пришёл.

Кадомский в это время жил в доме Батракова и заходил к нему по утрам

– Проси, Макар, проси…

Батраков, когда у него было время, любил поговорить с юродивым, который мог очень интересно философствовать.

Кадомский вошёл какой-то помятый.

– Как спалось-почивалось? – спросил его Фрол.

– Да не очень.… Лег на один бок – не заснул, лег на другой – не заснул, лег на третий, опять не заснул. Даже на четвертом и на пятом боку не смог заснуть. Встал и до утра ходил по комнате.

– С чего ж это тебя так завертело? – спросил Батраков, хотя знал, что Василий Петрович часто ходит ночью по комнате из угла в угол, предаваясь размышлениям.

– Всё гадал я, мата, зачем немец обезьяну выдумал. А потом понял, что он её выдумал, чтобы сказать, что от обезьян люди произошли.

– А сам-то ты как считаешь?

– Мыслю, что те, кто хочет, пусть думают, что они от обезьян произошли. Таких мудрецов не переубедишь. Потому что у них ум какой-то обезьяний. Например, один из студентов-недоучек, как-то стал мне доказывать, что человек от обезьяны произошёл. Я спросил, почему он так считает? Знаешь, мата, что он мне ответил? Ты, говорит, посмотри, как мало стало обезьян и как много людей!

– Ну, студент студентом, а всё-таки происхождение видов – это научная теория. Что ж теперь надо учёных мужей глупцами считать?

– А почему нет? В Евангелии ведь сказано – Господь может погубить мудрость мудрецов и разум разумных отвергнуть.

 

           Нехорошо подсматривать…

 Простывший приказчик то и дело сморкался в платок. А простыл он оттого, что на пронизывающем холодном ветру ходил за Кадомским по городу, дознаваясь, куда он истратит деньги.

– Мата, – спросил его юродивый, – что это у тебя? В носу понос приключился?

Подойдя к нему поближе, Кадомский взял его за рукав, и тихонечко прошептал на ушко:

– От многих знаний многие печали бывают. Нехорошо подсматривать, даже по хозяйскому указанию.

Макар вытащил платок и так сморкнулся, словно у него из ноздрей по стакану киселя выскочило.

– Вот видишь, мата, это тебе в наказание – впредь поумней будь.

– Это как так?

– А так. Взялся делать дело, готовься к нему умело, а ты за мной погнался,  да одеться не догадался… 
Подробнее:http://www.zyorna.ru

 
Комментарии
Марина Гончаренко: Моя задача - предупредить. Интервью с автором антиутопии «Остров бессовестных»
17 мая 2018 в 12:03

— Марина Васильевна, скажите, что побудило вас написать такую, я бы сказал, странную для писателя-реалиста повесть? Тему повести «Остров бессовестных» мне навеял сон о племени дикарей, которые каким-то об

Смириться или проявить волю? Как найти золотую середину в духовном смирении
28 апреля 2018 в 17:18

«Смиряйся, тебе полезно!». Так обычно говорят, когда с человеком произошло неприятное событие. В одних случаях смирение пойдет на пользу душе, в других — может навредить или ввести человека в прелесть. Попробуем разобратьс

Как бороться с грехами, если их нет?
26 апреля 2018 в 15:03

Существует довольно большая категория людей, которые считают, что у них нет серьезных грехов. Они не воруют, не блудят, не пьянствуют, не курят, не гневаются, никого не обижают. Что это за люди и прав

Митрополит Павел (Пономарев) о браках и разводах
19 апреля 2018 в 16:17

Митрополит Павел (Пономарёв) — бывший управляющий Рязанской епархией, а ныне экзарх Белорусской Православной Церкви. В книге «Беседы с владыкой Павлом» содержатся высказывания относительно

Паломничество Ланселота. Обзор романа-антиутопии Юлии Вознесенской
17 апреля 2018 в 15:34

Роман «Паломничество Ланселота» переносит нас в будущее, в те времена, когда миром будет править антихрист. Поделиться статьей с друзьями:   Жизнь в виртуальном мире В начале произведения

Сколько бы много грехов у нас ни было, у Бога милосердия более. Наставления старца Кирилла (Павлова) из книги «Помним»
11 апреля 2018 в 15:06

В интернет-магазине «Зерна» появилась книжная новинка «Помним. Жизнь и наставления архимандрита Кирилла (Павлова)». В книге описываются встречи и беседы с одним из наиболее почитаемых старцев

Что читать новоначальным. Основные разделы православной литературы
05 апреля 2018 в 14:45

Начало христианской литературе положило Священное Писание, состоящее из Ветхого и Нового Завета. На основе этих книг появились толкования и богословские труды. По мере распространения христианства появлялись подвижники, оставившие после себ

Встречаем Пасху 2018. Выбираем подарки и пасхальную утварь
30 марта 2018 в 14:05

Доброго дня. На этой странице вы найдете все необходимые для встречи Пасхи товары. Пасочница, подставка под кулич, подарки родным, книги, свечи, сувениры. Мы постарались подобрать полезные и недорогие товары, которые пользуются популярность

Как рязанцы спасли Москву от позора
28 марта 2018 в 16:27

Театр начинается с вешалки, Рязань с Кремля, а Кремль с Успенской колокольни. Но это сегодня. А когда-то город Переяславль-Рязанский начинался с дубовых ворот, над которыми высились сторожевые башни.

Ошибки в духовной жизни. О книге Марины Захарчук «В радость или в тягость?»
23 марта 2018 в 15:40

Размышлениями о духовной жизни в старые времена занимались только богословы. Потом на эту тему печатно стали высказываться архиереи и священники. К сегодняшнему времени каждый писатель или публицист может размышлять