Православный магазин
Бесплатно по России:
8 800 200-84-85
С 9:00 до 21:00 ежедневно
order@zyorna.ru
«Бомбы в сахарной глазури» как информационное оружие
30 декабря 2011 в 0:00

Как известно бомбы — это оружие массового поражения. Оружие, несущее разрушение и смерть. Они созданы на военных заводах из железа, начиненного взрывчатым веществом. А «Бомбы в сахарной глазури», о которых пишут Ирина Медведева и Татьяна Шишова, — созданы в информационных лабораториях из слов, начиненных сладкой ложью. Но и те и другие бомбы предназначены для одного и того же — для разрушения и уничтожения. Только одни используются в классических войнах, а другие — в информационных. Информационные войны бывают разные — финансовые, экономические, политические. В книге «Бомбы в сахарной глазури» говорится об информационной войне, как о духовной битве. Казалось бы, о духовной битве, или, как говорится в православии — о духовной брани, лучше прочитать в святоотеческой литературе и в поучениях современных старцев. Однако дело в том, что авторы книги исследуют духовную брань, направленную не только на конкретного человека, но и на целое общество. Они говорят о широкомасштабной информационной войне, ведущейся против духовности всего нашего народа. Войне по-иезуитски изощренной и более жестокой и человеконенавистнической, чем война в классическом ее понимании. Убийственная сила «Бомб в сахарной глазури», сбрасываемых на нашу страну, пострашнее, чем обыкновенных средств массового поражения. «Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить» — говорится в Евангелии (Мф. 10:28).

«Бомбы в сахарной глазури» о которых пишут Медведева и Шишова убивают, и тело и душу. Гибнет и зараженная от этих бомб грехами душа и пораженное пороками тело. Когда я подумал, как в этом небольшом предисловии выразить краткую суть того, что конкретно происходит во время информационных атак на наш народ, то неожиданно вспомнил рассказ моего духовного наставника приснопамятного архимандрита Авеля (Македонова).

«Помню, — рассказывал отец Авель, — как повсюду в домах стали устанавливать радио. Сколько было радости! Прошло время, и я как-то спросил у своего духовника рязанского владыки Димитрия (Градусова). Владыко, говорю, а радио — это хорошо или плохо? И тогда он мне ответил: — Радио плохо потому, что оно отвлекает человека от мыслей про Бога. Но придут времена еще худшие. Оно будет направлять человека против Бога». Прозорливый владыка Димитрий, вечная ему память, не дожил до этих времен. Архимандрит Авель застал их начало. А мы живем именно в эти времена. В советский атеистический период, когда становилось и развивалось радио и телевидение, не было прямого богоборчества. Атеизм предполагает, что Бога не существует. А коль не существует, то и не с кем бороться. Боролись против веры, как идеологии. Сегодня же времена совершенно другие. На смену атеизму пришел сатанизм. Современные идеологи рыночных отношений, в отличие от коммунистов верят в Бога. Причем многие их них, как в Евангелии «веруют и трепещут», однако не оставляют своих бесовских дел. Здесь можно задаться вопросом — какое отношение могут иметь социалистические, либо рыночные отношения к духовности? Ведь все это из области экономики. Оговорюсь сразу — ни экономических, ни политических вопросов ставить не собираюсь, так же как не делают этого авторы книги «Бомбы в сахарной глазури». Речь пойдет не о том, какая экономика лучше, а какая хуже. Ведь даже при самом наилучшем экономическом строе, человек неотвратимо будет страдать. От жизненных неудач, от разочарований, от болезней, от смерти близких. В книге Медведевой и Шишовой говорится о духовных проблемах, вытекающих из нынешней социальной ситуации. Именно из той, в которой мы находимся. И о том, как она отражается на нашей духовности. А ситуация крайне непростая. Социалистический лозунг «Все во имя человека, все для его блага», очень востребован нашими демократами-рыночниками. И под благом они подразумевают то же самое, что и коммунисты. То есть, материальное благо. Только в отличие от коммунистов, демократы провозглашают главным благом свободу. Свободу слова, свободу печати, свободу выбора образа жизни. А сама жизнь человеческая, это главная ценность, главное попечение поборников «совершенной демократии».

Кто же стоит на пути проявления этих свобод? По мнению невоцерковленных идеологов демократии, проявлению объявленных свобод в нашей стране противостоит Православная Церковь. Не будем говорить, что это ложное мнение, скажем только, что в послании апостола Павла прямо говорится «Все мне позволительно, но не все полезно». (1. Кор. 10:23). Однако о неполезности, а тем более о прямом духовном вреде лукавого применения декларируемых ныне свобод никто из поборников прав человека рассказывать не собирается.

Однако же, что плохого в идеологии свободы пропагандируемой нынешними СМИ? И даже больше — идеологии, внедряемой через различные общественные организации, сообщества, ассоциации, проповедующие свободу, как человеческое право выбора. Конечно, человек имеет право выбора. Кто мешает его проявлению. Церковь? Но свобода выбора безусловная ценность и в христианстве. Только в нем оговаривается, что правильный выбор ведет к спасению души, а не правильный — к ее гибели. Современные же пропагандисты свободы об этом ничего не говорят. Счастье человека — в свободе, а не в запретах, рассуждают они. Главное — это человеческая жизнь.

Но, позвольте, если существует запрет пересекать улицу на красный свет, чтобы не быть раздавленным, разве он не приносит счастья остаться в живых? Запрет на употребление наркотиков, убивающих человека, разве не правилен? Разве не правильно запрещать телевизионные фильмы и программы, растлевающие молодежь? Любой врач вам скажет, что разврат значительно сокращает человеческую жизнь, поскольку наносит тяжелейшие психические травмы. Однако лозунг самоценности человеческой жизни идет дальше, чем простой инстинкт самосохранения. Самое страшное, что он затрагивает духовно-нравственную сторону. Коль нет ничего дороже жизни, то зачем, спрашивается, умирать за Родину? И уж тем более умирать за веру, за Христа? Бог, он ведь вечный и ему, собственно ничего не надо. А человек смертен. Он должен использовать жизнь себе в удовольствие. Жить ради себя. А тот, кто с этим не согласен — мракобес, которого следует изолировать от общества.

Однако эта идеология разрушает самую главную составляющую православной веры, а именно жертвенность, как проявление любви. К Богу, к Отечеству, к своему народу, к отцу, к матери, к своим ближним. В рыночных отношениях вместо жертвенности преподносится бартер: «ты мне, я тебе». Из этого следует, что Родина там, где лучше платят, что лучшая мать та, которая дает возможность чаду кататься, как сыр в масле, что лучший друг тот, кто больше денег одолжит. И человек, которого ты любишь, тебе тоже что-то должен за эту любовь. Все продается и все покупается!

Поэтому разрушительная сила «бомб в сахарной глазури» направлена, прежде всего, против жертвенной любви. Сегодня многим молодым людям с разбомбленным сознанием уже непонятно нужна ли, например жертвенность на войне? Если видишь превосходящую силу — лучше сдайся. Зачем женщина жертвует ради ребенка своим сном, отдыхом, развлечениями? Сдала бы его в детдом и жила бы в свое удовольствие. Причем «бомбы» разрушающие истинную любовь сбрасываются на нас именно в сахарной, сладкой упаковке борьбы за права человека. Нам говорят, что поскольку мы должны любить человека, то должны уважать и его права. Например, право на детоубийство, то есть аборт, право «заниматься любовью» извращая естественную половую жизнь, и преподносить это, как норму. Право употреблять наркотики из-за любви к запредельному наслаждению. Право глумиться над моралью, нравственностью, христианством.

Однако при этом обществу отказывают в праве ограждать себя от пороков. А христианам защищать святыни от глумления. И в первую очередь такие святыни, как Божии заповеди. Нам отказывают в праве на свободу слова, благодаря которому мы можем выражать не только свое несогласие с навязываемыми нам пороками, но и осуждение их. Как же! — не дело Церкви указывать, как должно жить светское общество! Нас бомбардируют установками, что мы, православные, должны быть терпимыми (толерантными) и смиренными. Ведь христианство именно это и воспевает — терпение и смирение. Да, мы должны смиряться. Но не перед злом же, которое губительно для спасения души! Авторы книги «Бомбы в сахарной глазури» совершенно справедливо задаются вопросом о том, может ли спастись мать, которая, уважая права своего ребенка, смиряется перед тем, что он играет в компьютерные игры разжигающие злобу и отравляющие сознание демоническими образами. Может ли она спастись, не ограждая свое чадо от порнографии? Может ли спастись учительница, смиренно взирающая на школьниц, приходящих в класс полуголыми и читающих журналы для малолетних проституток. И можем ли спастись мы, смиряясь пред насаждаемой нам и нашим детям идеологией, в которой пороки преподносятся, как права человека, как юридическая норма, которую нельзя опротестовать? Перед идеологией, в которой добро и зло меняются полюсами? В которой целомудрие осмеивается, как фригидность, благородство, как слюнтяйство, честь и совесть, как пещерные понятия. Зато превозносится умение наживаться за счет других и жить в свое удовольствие опять же за счет других.

Так можем ли мы смириться перед такой идеологией, которая развращает наших детей, да и наших ближних, которые не имеют такой веры, такого духовно-нравственного устроения, чтобы противостоять разрушительному действию «бомб в сахарной глазури»? Не окажемся ли мы при ложном смирении перед злом в ситуации, когда по слову святителя Григория Богослова «молчанием предается Бог».

Русский религиозный философ Иван Ильин, ссылаясь на эти слова, в книге «О сопротивлении злу силою» писал: «Если я, не вмешиваясь предоставляю злодею духовно губить и кощунствовать, то я соучаствую в его злодеяниях... Не говорить злу ни да, ни нет, значит сказать ему „да“, поэтому прячущийся вовсе не выжидает, а предает, ибо молчанием предается Бог». А вот, как говорит об этом архиепископ Аверкий (Таушев) в своем труде «Отпущение грехов и мнимая христианская любовь и всепрощение»: «Запрещается всякая злоба и злорадство в отношении грешащего ближнего... а отнюдь не справедливая, чисто идейная оценка его поступков и поведения, каковая необходима... дабы мы не стали, в конце концов, относиться безразлично к добру и злу, и зло не восторжествовала бы, вследствие этого, в мире». Говорит владыка Аверкий и о том, каким образом молчанием предается Бог. «Совсем никого и ни за что не осуждать — такого настроения в современном христианском обществе только и хотят добиться слуги грядущего Антихриста для того, чтобы им легко и просторно было действовать, подготовляя в мире обстановку, благоприятную для скорейшего воцарения их властелина. Неужели в наше время каждому честному и сознательному христианину еще может быть не ясно, что безусловное всепрощение нужно лишь Антихристу, дабы люди окончательно потеряли различение добра и зла, помирились бы охотно со злом, охотно приняли его, а потом и самого Антихриста».

Что же касается общецерковного мнения на рассматриваемую нами тему, то оно оглашено в «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви». В них совершенно определенно говорится, что «Церковь должна указывать государству на недопустимость распространения убеждений или действий ведущих к разрушению личной, семейной или общественной нравственности, оскорблению религиозных чувств, нанесению ущерба культурно-духовной самобытности народа».

В полном соответствии с установками Основ социальной концепции РПЦ написана и книга, которую вы держите в руках. Она представляет собой некое пособие для распознавания зла, разрушающего нравственность, а так же культурно-духовную самобытность нашего народа. Зла, которое представляется благом и потому трудно распознаваемому. Книга «Бомбы в сахарной глазури» детально информирует нас о признаках такого зла. А информирован — значит вооружен. Значит, можешь подготовиться к противостоянию. В эпоху информационных войн это имеет очень большое, а порой даже решающее значение...

Игорь Евсин

Комментарии
28 октября 2016 в 0:00

Доброе чтение для детей и не только». Рецензия на книги «Зернышки. Добрые истории для малых ребят». «Зернышки» — небольшие книжечки (их уже 13), в состав которых входят рассказы, сказки, притчи Святых Отц

Пристяжные лжи
29 сентября 2016 в 0:00

  Об этой книге «Романовы. Подвиг во имя любви» уже рассказывалось в статье «Анатолий Степанов: Кого мы хотим обмануть?!». Отзвук чувства вины в нашей общей беде - в неоднозначном принятии обществом выводов 16-

Четыре года под полумесяцем
25 сентября 2016 в 0:00

 Вышла в свет на русском языке книга очевидца преступлений против человечности венесуэльского "солдата удачи" Рафаэля де Ногалеса Мендеса "Четыре года под полумесяцем". Об обстоятельствах издания этой книги Русской

23 сентября 2016 в 0:00

 Проект «Живая поэзия. Круг лета Господня» победил в номинации «Электронная книга» национального книжного конкурса.    Приложение создано на основе иллюстрированной четырехтомной антологии русской по

Бабы-дуры. История проигранной войны
21 сентября 2016 в 0:00

 С 1970-х годов, как отмечает С. Кара-Мурза в своей книге «Манипуляция сознанием», в СССР на имя Антонио Грамши и на малейшее упоминание о его теории был наложен строгий запрет. Началась подспудная подготовка к перестройке

Книга русских людей
18 сентября 2016 в 0:00

 Олег Платонов рассказал о выпущенном Институтом русской цивилизации альбоме «Русский государственный календарь» …   Институт русской цивилизации по благословению митрополита Владивостокского и Приморского Вен

Аввакумов костер
16 сентября 2016 в 0:00

 Давний друг Н.Коняева член правления Санкт-Петербургского отделения Союза писателей России иерей Алексий Мороз в интервью «Русской народной линии» поделился своим мнением о книге «Аввакумов костер».   Эт

Взрывоопасная однобокость
14 сентября 2016 в 0:00

 Вышла в свет монография митрофорного протоиерея Александра Соколова «Православная церковь и старообрядчество». Книга издана по благословению епископа Городецкого и Ветлужского Августина (Анисимова). «В книге излагает

Маккавеям
12 сентября 2016 в 0:00

 Маккавейские книги нельзя рассматривать изолированно, как и другие книги Ветхого Завета, они ценны и интересны не только сами по себе. Это важные части в единой ткани Священного Писания, и необходимые звенья в попытке понять замысел Б

Об электронных книгах
09 сентября 2016 в 0:00

 На вопрос врача, не желает ли Пушкин видеть кого-        нибудь из приятелей, поэт посмотрел на полки книг     и сказал: «Прощайте, друзья!»      (Из воспоминаний друзей П