Православный магазин
Бесплатно по России:
8 800 200-84-85
С 9:00 до 21:00 ежедневно
order@zyorna.ru
От культа личности к молитве
23 июня 2014 в 0:00

О книге Юлии Вознесенской "Сын Вождя" …

 


Главный герой повести - некий Георгий, пожилой уже человек, проживающий в Ленинграде в однокомнатной квартире и находящийся под непрерывным наблюдением "кожаных курток". Причиной столь пристального внимания к нему со стороны органов является то, что Георгий - незаконный сын Владимира Ильича Ленина. Еще ребенком он оказался в Соловецком лагере и провел там семь лет, потом некоторое время был в заключении в разоренной Сергиевой пустыни, а затем, после краткого перерыва, на двадцать лет попал в психиатрическую больницу. В жизни у Георгия нет ничего, кроме воспоминаний о детстве и нескольких счастливых днях, проведенных в юности на Кавказе.

На Кавказе Георгий оказался после встречи со Сталиным, во время которой "Новый Вождь" дал понять ему, что в ближайшее время судьба его изменится: тайна его рождения будет обнародована, ему предстоит стать символом бессмертия Ленина, благодаря чему будет нанесен "сокрушительный удар по противникам внутри партии". Но прежде ему нужно было "отдохнуть после всего прежитого и набраться сил для грядущих великих перемен", а потому Георгия и отправили на юг, в санаторий для ответственных работников. Там Георгий находился под неусыпным наблюдением некого товарища Гаврилова, но, несмотря на это, ему удалось познакомиться с девушкой Мариной и даже провести с ней целый день, путешествуя по горам. Во время этой прогулки он рассказал ей свою тайну, а еще они встретили незнакомого монаха - старца Нектария. Марине отец Нектарий предсказал долгую дорогу, полную страданий, которая приведет ее к Богу, а Георгию предложил стать монахом, чтобы вымолить послабление окаянной душе его отца, но юноша, конечно, отказался. На прощание старец до земли поклонился грядущим безвинным страданиям Георгия и Марины, и страдания эти очень скоро начались.

Интересно наблюдать за тем, как изменяется отношение главного героя к своему отцу. С одной стороны, с детских лет он ненавидит этого "маленького рыжего человечка, вечно чем-то озабоченного и недовольного". И в то же время, смотря фильм о вожде мирового пролетариата, Георгий чувствует, что любит его "не только как своего настоящего отца, но и как отца миллионов обездоленных русских людей, ждущих избавления от тяжкого гнета царизма. И когда Вождь объявил толпе сограждан, что октябрьская революция свершилась, Сын Вождя благодарно заплакал. Конечно, его собственная судьба сложилась трагически, но разве Вождь был в этом виноват? Зато сколько миллионов россиян были освобождены и спасены его отцом! Как смел он так доверять своим детским воспоминаниям?" Однажды в руки к Георгию попадает книга о Ленине для детей, которая тоже вызывает у него благоговейное чувство: "Ах, какая это была замечательная, упоительная книга! Какой теплый, дорогой образ отца вставал перед ним с ее глянцевитых страниц! А какие в ней были фотографии! Он их рассматривал, гладил пальцами и даже, оглянувшись, приложился к одной из них губами..."

Георгий перестал быть жертвой культа личности собственного отца лишь спустя годы, когда прочитал последний том из собрания сочинений Ленина - его переписку. "Он читал и не понимал всеобщего ослепления: как же другие читают эти письма и не видят истины? Как можно не замечать этой сатанинской злобы, коварства и полного равнодушия не только к отдельным людям, но и к человеку вообще? Но - не замечали! Это было чудовищно, необъяснимо, здесь действовала какая-то государственная мистика".

Всю жизнь Георгий не мог забыть отца Нектария с кавказских гор, и, лежа без сна по ночам, словно слышал порой его голос: "Молись о своем окаянном отце, Георгий!". А однажды, во время болезни, старец приснился ему: монах шел через болото, а за ним следовал "человечек с телом как у семилетнего ребенка и взрослой головой, лысой и бородатой... Подойдя почти вплотную, он опустился на колени и протянул к нему маленькие усохшие ручки; из-под его сомкнутых век без остановки текли быстрые слезы, мокрая слипшаяся борода мелко дрожала, он силился и не мог открыть ни глаз, ни рта". "Неужто и теперь не пожалеешь его?" - вопросил Георгия старец.

Георгий, хоть и был крещен в детстве, был неверующим и потому за отца своего молиться не мог. Автор повести не рассказывает нам о том, как произошел в душе Георгия переворот от ненависти к прощению, от атеизма к проблеску веры, как он пересилил себя и заказал в храме заочное отпевание отца. Но "документальное" послесловие свидетельствует: в конце восьмидесятых годов в Мавзолей вошел неизвестный старик и бросил на крышку гроба горсть земли. В тот же день этот старик умер от инфаркта, сказав перед смертью, что на гроб своего отца он бросил освященную землю. После этого тело Ленина стало стремительно разлагаться и было похоронено, а в Мавзолее возлегла "мастерски выполненная восковая кукла".

Книги Юлии Вознесенской - это, на мой взгляд, события жизни не столько литературной, сколько общекультурной. Если с точки зрения стилистики в ее текстах можно найти немало изъянов, то как явления в слепой стихии современного книгоиздания эти произведения трудно переоценить. И, хотя "Сын Вождя" - не столь выдающееся произведение, как, скажем, "Мои посмертные приключения", чтение этой повести не станет бессмысленным времяпрепровождением. А это, на сегодняшний день, не так уж мало.

Ольга НАДПОРОЖСКАЯ. РНЛ

 

Комментарии
28 октября 2016 в 0:00

«Зернышки» — небольшие книжечки (их уже 13), в состав которых входят рассказы, сказки, притчи Святых Отцов, адаптированные для детского чтения и восприятия, стихотворения русских поэтов разного исторического периода, имеющ

Пристяжные лжи
29 сентября 2016 в 0:00

  Об этой книге «Романовы. Подвиг во имя любви» уже рассказывалось в статье «Анатолий Степанов: Кого мы хотим обмануть?!». Отзвук чувства вины в нашей общей беде - в неоднозначном принятии обществом выводов 1

Четыре года под полумесяцем
25 сентября 2016 в 0:00

 Вышла в свет на русском языке книга очевидца преступлений против человечности венесуэльского "солдата удачи" Рафаэля де Ногалеса Мендеса "Четыре года под полумесяцем". Об обстоятельствах издания этой книги Русской

23 сентября 2016 в 0:00

 Проект «Живая поэзия. Круг лета Господня» победил в номинации «Электронная книга» национального книжного конкурса.    Приложение создано на основе иллюстрированной четырехтомной антологии русской по

Бабы-дуры. История проигранной войны
21 сентября 2016 в 0:00

 С 1970-х годов, как отмечает С. Кара-Мурза в своей книге «Манипуляция сознанием», в СССР на имя Антонио Грамши и на малейшее упоминание о его теории был наложен строгий запрет. Началась подспудная подготовка к перестройке

Книга русских людей
18 сентября 2016 в 0:00

 Олег Платонов рассказал о выпущенном Институтом русской цивилизации альбоме «Русский государственный календарь» …   Институт русской цивилизации по благословению митрополита Владивостокского и Приморского Вен

Аввакумов костер
16 сентября 2016 в 0:00

 Давний друг Н.Коняева член правления Санкт-Петербургского отделения Союза писателей России иерей Алексий Мороз в интервью «Русской народной линии» поделился своим мнением о книге «Аввакумов костер».   Эт

Взрывоопасная однобокость
14 сентября 2016 в 0:00

 Вышла в свет монография митрофорного протоиерея Александра Соколова «Православная церковь и старообрядчество». Книга издана по благословению епископа Городецкого и Ветлужского Августина (Анисимова). «В книге излагает

Маккавеям
12 сентября 2016 в 0:00

 Маккавейские книги нельзя рассматривать изолированно, как и другие книги Ветхого Завета, они ценны и интересны не только сами по себе. Это важные части в единой ткани Священного Писания, и необходимые звенья в попытке понять замысел Б

Об электронных книгах
09 сентября 2016 в 0:00

 На вопрос врача, не желает ли Пушкин видеть кого-        нибудь из приятелей, поэт посмотрел на полки книг     и сказал: «Прощайте, друзья!»      (Из воспоминаний друзей П