Православный магазин
Бесплатно по России:
8 800 200-84-85
С 9:00 до 21:00 ежедневно
order@zyorna.ru
«Первая Мировая»
19 ноября 2013 в 0:00

 Обсуждение новой книги главного редактора «Военного издательства полковника Сергея Павловича Куличкина».

100-летие начала Первой Мировой войны в Центре М.А. Шолохова решили не откладывать на следующий год, а начали с обсуждения новой книги главного редактора «Военного издательства», полковника Сергея Павловича Куличкина «Первая Мировая», изданной совместно Союзом писателей России и ИИПК «Ихтиос». Открывая встречу, В.Н. Ганичев с грустью и надеждой отмечал, что «для большинства граждан России была и до сих пор остается неизвестной Первая мировая война. Печально потому, что речь не идет об участии в ней тех же американцев, французов, англичан и далее по списку, а речь идет о России, едва ли не самом активном участнике тех трагических и героических событий, длившихся ни день, ни месяц, а несколько лет. Война, в которой потери России составили в общей сложности 9347,3 тыс. человек... Выход книги полковника С.П. Куличкина - это огромное событие в культурной жизни страны, как и наша встреча, которая предваряет начало большой работы в этом направлении...»

В обсуждении книги Сергея Куличкина «Первая Мировая» приняли участие писатели Ю. Лощиц, В. Зубков, главный научный сотрудник ИМЛИ РАН, профессор В.М. Гуминский, военные публицисты А. Бондаренко, С. Исаков, И. Чаус, дипломаты В. Зимянин, В. Чамов, историки С. Перевезенцев, С. Кузнецов и др.

Нельзя сказать, что в этом направлении прежде не велась работа как у нас в стране, так и за её пределами. Появлялись книги публициста Барбары Такман «Августовские пушки» (М.: «Молодая гвардия», 1972) о первом месяце той страшной войны и «Август четырнадцатого» А. Солженицына, автора мало осведомленного в избранной теме (это касается всего творчества, - ред.), изданная на Западе. Впрочем, отличительной чертой в описании Первой мировой войны А. Солженицына была его патологическая нелюбовь к родине, в отличие от работ западных авторов, отнюдь не изображавших так безотрадно страну, для них чужую Россию. На фоне книги Такман, отражавшей достижения западной историографии того времени, написанное им, выглядело легковесным историческим анахронизмом. В комментариях к специальной монографии прославленного стратега Б.М. Шапошникова, вышедшей при деятельном участии Маршалов Советского Союза А.М. Василевского и М.В. Захарова, констатировалось: «Громадную победу в этой битве (Галицийской) объективные историки ставят выше той, которая досталась немцам в Восточной Пруссии. Автор книги «Августовские Пушки» Барбара Такман, например, пишет, что в Галицийской битве русские «нанесли поражение австро-венгерской армии, особенно ее офицерскому корпусу, от которого она никогда уже не оправилась».

Позднее, в 1974 году, вышла книга «1 августа 1914» историка Николая Николаевича Яковлева, написанная свежо, по-новому. Он не по советско-минцевской традиции освещал трагические события Первой мировой войны, показав предательская роль масонского «бизнеса», который на крови солдат подготовил Февральскую революцию 1917 года. Н.Н. Яковлеву тогда крепко досталось от ревнителей «тайных обществ» Н. Берберовой, И.И. Минца, А.Я. Аврихе...

Чтобы не нагнетать страсти вокруг истории вопроса, власти того времени предпочли «забыть» тему. И вот, наконец, вышла книга полковника Сергея Куличкина «Первая мировая», открыв новое приближение к восстановлению исторической правды о событиях, столетие которых мы будем отмечать в 2014 году.

С.П. Куличкин размышляет в начале книги: «Историки давно и подробно разобрали, как готовились к Первой мировой войне ее главные фигуранты, чем жил мир в предгрозовое время, что же подтолкнуло его к войне. И все-таки по мере знакомства с известными материалами не оставляет странное чувство неудовлетворенности, недоумения и досады. Особенно это касается России. В двадцать первом веке современному человеку трудно понять из-за чего же развязалась столь кровопролитная, длившаяся несколько лет и втянувшая в свою орбиту три четверти населения земного шара, мировая бойня. Столь ли неразрешимы были противоречия, приведшие к миллионам жертв, разрушению целых государств и цивилизаций? В этом, на мой взгляд, главное различие между двумя мировыми войнами двадцатого столетия. Во второй мировой войне, особенно Великой Отечественной войне Советского Союза, цена вопроса заключалась не в каких-то торговых преференциях, проливах, колониях, политическом и экономическом влиянии, а в спасении от настоящей чумы, мора, поголовного уничтожения, которые несли Гитлер и его союзники. И это несмотря на то, что человечество уже имело жесточайший урок первой мировой войны, начавшийся все с той же германской земли. Урок не пошел впрок. Думаю, человечество ничему не научилось и после еще более жестокой и разрушительной второй мировой войны. Ибо откуда такая уверенность у нынешних политиков, в том числе и наших в невозможность новой мировой войны. Но жизнь уже не раз доказывала - на все воля Божья, а нам все кажется, что возникают войны из ничего. Первая мировая война тому яркий пример...»

О сложностях экономики к началу войны 1914 года свидетельствует Главный генерал-квартирмейстер русской армии Ю. Данилов: «Наша промышленность, несмотря на ее рост, все же оставалась слабой и с трудом поспевала за потребностями мирного времени, кои росли весьма быстро. Но еще хуже было то, что не была продумана мобилизация промышленных сил, то есть приспособление этой промышленности к нуждам военного времени; отсюда и должно было произойти то быстрое оскудение армии материальными средствами, которое составило одну из причин наших неудач 1915 года». Ему вторил генерал А. Брусилов: «В общем, нужно признаться, что по сравнению с нашими врагами мы были технически значительно отсталыми, и, конечно, недостаток технических средств мог восполниться только лишним пролитием крови...».

«Советский Союз перед Отечественной войной в экономическом плане оказался вполне готовым вооружать армию и флот самым современными видами вооружения и военной техники. И что очень важно - располагал достаточными мобилизационными мощностями и квалифицированными кадрами для производства этих образцов. И это, несмотря на то, что уже через несколько месяцев войны более половина этих мощностей оказались на оккупированной врагом территории. Напомню ярым неофитам, антикоммунистам. Воевать, в отличие от 1914 года, предстояло не только с гитлеровской Германией, военное производство которой возросло с 1934 по 1940 годы в 22 раза, но по сути дела со всей Европой, промышленность которой полностью работала на Гитлера...» - читаем в книге С.П. Куличкина «Первая мировая».

 

Лауреат Патриаршей литературной премии имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия Юрий Михайлович Лощиц с особым чувством поделился своим отношением к писателю и его трудах:

«О войне, на военные темы, как заведено, пишут многие. Но военных писателей у нас сегодня единицы. Сергей Куличкин не просто один из них. Он, смею утверждать, - единствен в своём роде.

Тем, кто не доверяет подобным оценкам, считая их заведомым преувеличением, советую присмотреться к его работам последних десятилетий, начиная с книг о генерале Кондратенко (1989), маршале Василевском (1995), генерале Ватутине (2000). За ними, свидетельствуя о выходе автора к ещё более масштабному видению войны как таковой, последовала историческая панорама «Вставай, страна огромная!» (2005), с её мощными стратегическими обобщениями, основанными на безупречно используемой, доказательной материи отдельного факта и отдельной цифры. Здесь же, пожалуй, впервые, Сергей Куличкин дал себе свободу действия и как зрелый полемист. Им предпринят ряд энергичных и впечатляющих расчисток исторического поля от завалов, которые успели на ту пору нагромоздить шельмователи самого судьбоносного события в жизни советской державы.

Далее - неожиданно для многих его читателей - Куличкин предпринимает опыт мозаичного соборного портрета русских полководцев разных веков, начиная от святых воителей Древней Руси и кончая Жуковым, Рокоссовским, тем же Василевским. Увлечённо повествуя о великих баталиях и захватывающих воображение ратных сшибках, он, что приличествует именно призванию военного писателя, не оставляет вниманием и чисто академический подход к военному искусству как доктрине и учебной дисциплине.

И совсем уже недавно выходит его книга, в которой снова нет вымышленных героев и ситуаций. Как и предыдущие, она не даёт возможности читателю отвлечься или развлечься «мыльными» диалогами, «поиграть в войнушку». Наоборот, она требует сосредоточенного и длительного внимания. Более того, она раз от разу настраивает читателя на сердечное сопереживание и сострадание.

Не зря же писатель почти сразу признаётся: побуждением к новому труду стали для него «обида и печаль о незаслуженно забытых героях». Вступительная глава к работе в её журнальном варианте («Новая книга России», 2011, №; 5) как раз и носила название «Забытая война». Но автор всё же не посчитал нужным в итоге остановиться на нём. Возможно, и потому, что ему с первых же страниц пришлось иметь дело с целой группой «толкователей», которые уже вовсю «вспоминали», предлагая на рынок свою «новую правду».

А потому композиция «Первой Мировой» выстроена как бы двухэтажно: от событий той войны, от мнений её участников и современников приходится многократно обращаться к опрометчивым выводам «правдорубов». Это, конечно, была вовсе не главная, а лишь побочная авторская забота. Но с учётом того, что только на русской почве со времён первой мировой войны накопилось уже целых три пласта её концепций (историки имперской школы, догматики марксистской выучки и авторы с постсоветским нажимом пера), эта забота то и дело требовала от писателя чрезвычайных полемических затрат.

Читателю, понятно, в первую очередь важен результат, а не процесс. Но всё-таки не лишне упомянуть здесь: полковнику Сергею Павловичу Куличкину, главному редактору «Военного издательства», предстояло завершать работу над «Первой мировой» в обстановке безжалостного уничтожения его родного издательского дома группой захвата, которая действовала по указке предпоследнего военного министра и его «женского батальона».

Будем же читать, несмотря ни на что, единственного в своём роде военного писателя России...»

 

Лауреат Государственной премии СССР, писатель, дипломат Владимир Михайлович Зимянин не сдерживал своей радости за успех автора при обсуждении книги:

«Без колебаний назову выход в свет книги известного военного историка С. П. Куличкина «Первая мировая» важным событием в отечественной науке.

C поразительным упорством и трудолюбием автор на протяжении многих лет изучал всевозможные документальные материалы на тему, которая в советские времена фактически была полузапретной, в лучшем случае «фоновой» в ряде известных литературных произведений.

Помню, с каким огромным интересом были встречены опубликованные в 1970-1980 гг. книги С.Н. Семанова «Брусилов» и Н.Н. Яковлева «1 августа 1914». Многие из нас впервые узнали правду о важнейших событиях в родной истории, для которой по злой воле таких советских идеологов, как небезызвестный А.Н.Яковлев, был жестко определен «ключевой» рубеж - Октябрь 1917 года. Пропагандистски бездарный яковлевский лозунг «Мы родом из Октября!»  не сходивший со страниц газет в последние годы Советской власти, позволил тогдашним острословам презрительно именовать Яковлева «рожденный Октябрем».

До сих пор не могу понять, как потомки славных воинов Первой Мировой войны мирились с долголетним забвением подвигов своих боевых предков, с отсутствием памятных знаков в их честь на русской земле.

Отрадно, что книга С.П. Куличкина не только восполняет досадные пробелы в истории нашей страны, но и, несомненно, знаменует начало нового объективного и взвешенного подхода к такому сложному и запутанному во многом по нашей общей вине событию, как Первая Мировая война.

Думается, в наши дни, когда изломанное трагическим лихолетьем патриотическое сознание общества постепенно возрождается, труд С.П. Куличкина будет представлять особую ценность и не только в качестве учебного пособия или научного справочника.

Уверен, что русские люди, как, впрочем, и другие россияне, прочтут ее с особым чувством, открывая для себя новые волнующие страницы великого прошлого своей Родины...»

 

Размышляя о книге «Первая Мировая» профессор В.М. Гуминский говорил: «Военно-исторические очерки полковника С. П. Куличкина, иначе говоря, фрагменты книги «Первая мировая. Очерки военной истории», печатались в журнале «Новая книга России», начиная с №№5-12 за 2012 и до конца 2013 г. Это современный, профессиональный взгляд военного историка на события, отделенные от нас столетием, взгляд, обогащенный огромным историческим опытом (в том числе военным), который накопила Россия в XX веке (революция, гражданская война, Великая Отечественная война). Неслучайно в книге вполне органично проводятся параллели между двумя великими войнами, сравниваются между собой сражения и боевые операции, взаимодействие тыла и армии, взаимоотношения между союзниками и коалициями враждебных держав. В истории, как известно, любое значительное событие отбрасывает тень не только назад, но и вперед, ретроспективный подход помогает увидеть то, чего не видели современники, но главное - он утверждает связь времен, понимание значения Первой мировой войны для нашего времени.

В книге великое множество цифр, персонажей: от выдающихся военноначальников (будущих героев Красной армии и Белой гвардии, будущих полководцев Великой Отечественной) до рядовых солдат и сыновей полка. Драматическая история Первой мировой войны (Брусиловский прорыв, Верден, линия Зигфрида и т. д.) становится историей каждого ее участника (и не участника), поэта Николая Гумилева и поэта Владимира Маяковского, генерал-майора А. А. Самойло и минного старшины Федора Самончука и т. д. и т. п. Каждая из этих судеб по-своему поучительна, и каждая вливается в драматическую историю поражений и побед России, уроки которой мы пытаемся сегодня усвоить. И книга полковника С. П. Куличкина должна нам в этом помочь...»

 

Доктор исторических наук, профессор Лариса Семеновна Лыкошина поделилась своим впечатлением: «...Книга С.П. Куличкина - это не просто работа военного историка, посвященная Первой мировой войне. События тех лет представлены в многоплановом контексте жизни российского общества того периода. Читатель невольно сопереживает людям, ставших свидетелями и участниками событий. Живая атмосфера и фронта, и тыла передана благодаря широкому использованию исторических исследований, документов, мемуарной литературы критически переосмысленных автором. Интересен примененный С.П. Куличкиным прием: сопоставление событий Первой и Второй мировых войн. Избегая бытующих стереотипов, автор проводит свою точку зрения о принципиальных различиях рассматриваемых событий не только в характере войн, но и в ментальности общества, состоянии армии. Но есть и то, что объединяет обе войны: героизм русских воинов, чувство долга и патриотизма. Отмечая несомненные достоинства этого серьезного и глубокого исследования, хотелось бы пожелать автору более предметного обозначения своих оппонентов: на страницах книги С.П. Куличкин часто полемизирует с различного рода концепциями и взглядами, не называя имен и названий работ. Понятно, что во многом это объясняется типом издания, не предполагающим наличия обширного научного аппарата, но хотя бы список использованных работ явно обогатил бы монографию. В целом же книга С.П. Куличкина дает возможность понять и почувствовать весь драматизм той почти забытой в обществе войны, ощутить неразрывную связь русской истории разных периодов жизни нашей страны, как бы она не называлась, и какой бы политический строй не существовал в ее пределах...»

 

Валентин Зубков сказал: «Когда на сайте «Русское воскресенье» с завидной регулярностью стали появляться военно-исторические очерки Сергея Павловича Куличкина, связанные с войной 1914-го года, каждый, кто следил за этими публикациями, понимал, что скоро эти очерки лягут под одну обложку. И вот появилась новая книга С. Куличкина «Первая мировая».

Хоть название у этой книги и неброское и выгладит она скромно, но работа замечательная. В этом утверждении нет ни малейшего преувеличения. Редкое сочетание писательского таланта и эрудиции профессионального военного, за плечами которого служба в войсках и Генеральном штабе вооруженных сил СССР, позволяют Сергею Павловичу создавать исключительные по убедительности произведения о войне, надолго оставляющие удивительное послевкусие после их прочтения. Хотя он автор книги о защитниках Порт-Артура и полководцах многих времен, все же основной стержень его творчества - Великая Отечественная Война. И здесь он, несомненно, стал признанным авторитетом.

«Первая мировая» - не энциклопедия войны, хотя в ней и присутствуют хронологические рамки, без которых немыслима историческая публицистика, а это скорее продолжение главной темы творчества С. Куличкина. Сосредоточившись как будто на событиях начала века, он не навязчиво примеряет их к Великой Отечественной Войне, и вскоре ловишь себя на мысли, что хотя речь-то в целом и ведется о превратностях Первой мировой, но автор, используя историческую проекцию, на самом деле стремится еще раз подчеркнуть величие советского народа во Второй мировой войне. Иными словами, вышедшая книга - это примет служение теме.

Трудно писать о многократно описанных событиях. А легко ли о забвенных? Затевать художественную публицистику о войне, в которой нет героев, вся библиография которой уместится на блокнотном листке, которая оставила после себя не тонны воспоминаний и писем участников, а застывшие в памяти людей потоки брани и хулы, задача не из простых. Для того что бы браться за серьезную историческую работу о войне, а вышедшая книга несомненно относится к числу таковых, причины которой не ясны, ход военных действий не отражен в общедоступной литературе, а финал затенен другим мировым событием, от автора требуются и творческая отвага, и зрелость, и уверенность в посильности задачи. Все это предопределяет успех «Первой мировой».

Скажем, Крымская война не принесла России славы. Но в мемуарах и литературе описан, наверное, каждый день обороны Севастополя, ее герои живут в памятниках, названиях училищ и улиц. Безусловно можно пожалеть, что славные страницы обороны Камчатки того же времени не в памяти нашей, хотя те события стоили жизни адмиралу, но английскому. И как мне представляется, это единственный брит такого уровня, упокоившийся в русской земле. Однако это эпизод. Его можно при случае и исправить. А Куличкин - единственный за последний почти век дерзнул поднять целую забытую войну, перевернувшую мир. В 2014 году он станет уже не одинок. Намечены торжества в честь столетия войны 1914 года, будут поставлены фильмы и памятники, многие авторы обратятся к событиям вековой давности, и, несомненно, появятся более объемные и многокрасочные книги о том времени. Но перед каждым из будущих исследователей на видном месте будет лежать книга Сергея Павловича Куличкина «Первая мировая»...

 

Публицист Александр Бондаренко в своем выступление отмечал: «...Сергей Куличкин так рассказывает о событиях Первой мировой войны, что тем самым предлагает читателю «ключ» к пониманию чуть ли не всех последующих событий первой половины ХХ столетия, происходивших в России - от Февральской и Октябрьской революций и Гражданской войны до войны Великой Отечественной. Ведь, как бы ни пытались утверждать обратное политики и «ангажированные» историки, в историческом процессе все очень тесно связано, и одно неизбежно вытекает из другого. Превратив Первую мировую в «забытую» или «неизвестную» войну, советское руководство было обречено вновь повторять ошибки своих предшественников. О том, как это происходило и к чему привело и показывает С.П. Куличкин...»

Разговор был долгим. С.П. Куличкин отвечал на многочисленные вопросы, рассказывал об отдельных эпизодах разных полководцев, о детях-героях, прославившихся в Первой мировой...

В дискуссии участвовали депутат Государственной Думы С.А. Гаврилов, критики А. Фоменко и Л. Баранова-Гонченко, писатели Н. Иванов, В. Шигин, А. Сегень, лауреат Государственной премии России М. Ножкин, заслуженные артисты России М. Самохвалов и В. Фокин, журналист С. Иванов, и мн. др.

 

Комментарии
28 октября 2016 в 0:00

Доброе чтение для детей и не только». Рецензия на книги «Зернышки. Добрые истории для малых ребят». «Зернышки» — небольшие книжечки (их уже 13), в состав которых входят рассказы, сказки, притчи Святых Отц

Пристяжные лжи
29 сентября 2016 в 0:00

  Об этой книге «Романовы. Подвиг во имя любви» уже рассказывалось в статье «Анатолий Степанов: Кого мы хотим обмануть?!». Отзвук чувства вины в нашей общей беде - в неоднозначном принятии обществом выводов 16-

Четыре года под полумесяцем
25 сентября 2016 в 0:00

 Вышла в свет на русском языке книга очевидца преступлений против человечности венесуэльского "солдата удачи" Рафаэля де Ногалеса Мендеса "Четыре года под полумесяцем". Об обстоятельствах издания этой книги Русской

23 сентября 2016 в 0:00

 Проект «Живая поэзия. Круг лета Господня» победил в номинации «Электронная книга» национального книжного конкурса.    Приложение создано на основе иллюстрированной четырехтомной антологии русской по

Бабы-дуры. История проигранной войны
21 сентября 2016 в 0:00

 С 1970-х годов, как отмечает С. Кара-Мурза в своей книге «Манипуляция сознанием», в СССР на имя Антонио Грамши и на малейшее упоминание о его теории был наложен строгий запрет. Началась подспудная подготовка к перестройке

Книга русских людей
18 сентября 2016 в 0:00

 Олег Платонов рассказал о выпущенном Институтом русской цивилизации альбоме «Русский государственный календарь» …   Институт русской цивилизации по благословению митрополита Владивостокского и Приморского Вен

Аввакумов костер
16 сентября 2016 в 0:00

 Давний друг Н.Коняева член правления Санкт-Петербургского отделения Союза писателей России иерей Алексий Мороз в интервью «Русской народной линии» поделился своим мнением о книге «Аввакумов костер».   Эт

Взрывоопасная однобокость
14 сентября 2016 в 0:00

 Вышла в свет монография митрофорного протоиерея Александра Соколова «Православная церковь и старообрядчество». Книга издана по благословению епископа Городецкого и Ветлужского Августина (Анисимова). «В книге излагает

Маккавеям
12 сентября 2016 в 0:00

 Маккавейские книги нельзя рассматривать изолированно, как и другие книги Ветхого Завета, они ценны и интересны не только сами по себе. Это важные части в единой ткани Священного Писания, и необходимые звенья в попытке понять замысел Б

Об электронных книгах
09 сентября 2016 в 0:00

 На вопрос врача, не желает ли Пушкин видеть кого-        нибудь из приятелей, поэт посмотрел на полки книг     и сказал: «Прощайте, друзья!»      (Из воспоминаний друзей П