Православный магазин
Бесплатно по России:
8 800 200-84-85
С 9:00 до 21:00 ежедневно
order@zyorna.ru
Там, где был Пересвет
18 февраля 2015 в 0:00

С настоятелем Дмитровского монастыря, что в поселке Заречный, игуменом АМВРОСИЕМ (КАЛАБУХОВЫМ) беседует Ирина ЕВСИНА

– Отец Амвросий, видно, что ваш монастырь, где долгое время хранился посох воина-монаха Пересвета как память о его пребывании здесь по дороге к святому князю Дмитрию Донскому, теперь крепко стоит на ногах. Я у вас не была, наверное, лет восемь, и теперь обитель все более похожа на духовную крепость. А стали ли ваши прихожане духовно более крепки?

– Однозначно, намного крепче, чем в первые годы восстановления монастыря. По большим праздникам наш храм полон не только прихожанами, но и «заезжанами». К нам приезжают сюда из Рязани, Москвы, Скопина, многих других городов и весей. Единственно – у нас братия не прибавляется, вот что. Сколько нас было, столько и осталось. Недавно владыка митрополит перевел в Преображенский монастырь в Рязани отца Питирима. Мне как игумену радостно, что наш человек стал и.о.игумена, поднялся на одну ступенечку выше. Наша братия растет, а количество никак не прибавляется, вот это беда.

 – Принятие монашества всегда было высшим приближением человека на земле к Богу. А в наше время культивирование тела, потребительства современным юношам и девушкам, даже верующим, совсем тяжело оторваться от земли.

– Совершенно верно. Многие приходящие к нам в монастырь, оставаясь здесь некоторое время, так и не могут справиться со своими привычками, совершенно здесь неприемлемыми. В монастырь идут, чтобы приуменьшить грехи, работать над ними, но не у многих получается. Когда начинали восстанавливаться, люди уходили, потому что не было никаких условий. Но я говорил тогда: «Слава Богу, что человек ушел», потому что тот, кто ищет монашеского жития, не будет искать уюта. Это однозначно. Сейчас, слава Богу, есть где жить: у каждого отдельная келья, и туалет не на улице, и душевая, и баня есть. В общем, условия все есть. На сегодняшний день, как монах, скажу: неизвестно где сейчас тяжелее жить – в миру, в семье, если жить по православным традициям, или в монастыре. Мне кажется, в семье на сегодняшний день сложнее.

– Ваш монастырь напрямую связан с именем преподобного Сергия Радонежского, 700-летие которого в ушедшем году мы праздновали на государственном уровне. Каким этот год был для вашего монастыря?

– На его памятные даты к нам в монастырь съезжалось много народу. Мы сами ходили в школы, в интернат рядом с монастырем, рассказывали о подвиге преподобного Сергия Радонежского, о его значении для нашей страны. Что касается храма в честь преподобного, который был построен в 1770 году, то мы его восстановили, и там уже пять лет идут богослужения. Восстанавливать мы его начали сразу, как только монастырь приобрел свой статус. Он был разрушен полностью, и легче, наверное, было бы подогнать в свое время трактор, выровнять землю и все заново построить. К сожалению, в этом храме нет ни одной старинной иконы. Когда обитель разоряли, то иконами из нее устилали полы в колхозных свинарниках…

– Отец Амвросий, чья была инициатива восстановления Дмитровского монастыря, вы ведь здесь первый и единственный игумен-наместник?

– Инициатива начала здесь богослужений шла от местных жителей. Сначала было решено восстановить здесь как приходской Дмитровский храм. 21 октября 1995 года по благословению владыки Симона (Новикова) он был освящен, а 26 декабря 1995 года было решение Синода РПЦ о возрождении здесь монашеской обители.

– Тяжело было переехать из Рязани сюда, на Дмитровскую гору?

– Нет, мне тяжело не было, я не знал, куда я еду. И, когда я приехал сюда 5 января 1996 года, все было в снегу, красота сказочная. А, когда снег сошел и все начало таять, то обнаружились горы мусора, золы. На месте братского корпуса много лет была школа, ее топили, и после нее остался метровый слой золы. Ее здесь и складировали. Зола – хорошее удобрение, но, когда ее слой в 1 метр, после нее ничего не растет.

У нас на территории монастыря сейчас 140 роз. Под каждую розу мы выкапывали яму в 1-2 метра, эту землю вывозили, другую привозили. Кроме того, у нас высажено 80 корней деревьев.

– Могли бы вы назвать тех благочестивых селян, которые начинали восстанавливать обитель?

– Это очень многие бабушки. Прежде всего, из нашего поселка Заречный, из сел Свинушки, Чулково, Белые дома, Побединка (сейчас там тоже храм восстанавливается, в котором я также настоятель), а еще приезжие, в основном из Рязани. До назначения меня настоятелем Дмитровской обители я служил в Борисоглебском соборе Рязани, преподавал в Духовном училище, и у меня уже было много духовных чад.

– В первые годы вашего здесь пребывания, помню, вы рассказывали о том, как боретесь с причудливо переплетаюшимися с глубокой верой, языческими обычаями.

– Это все уже ушло в прошлое. Душку сейчас наши прихожане не провожают, на источниках ленточки не привязывают. Работа была проведена и возымела, слава Богу, толк. Все это были последствия бесцерковных времен. Первое время, когда я приходил отпевать покойников, то за голову хватался, как бабушки читали Псалтырь. Потом все они проходили у нас «экзамен» по чтению богослужебных книг. И я объявил народу, что, если они хотят, чтобы их покойники были отпеты как полагается, то пусть обращаются к тем, кто прошел «экзаменовку». Сейчас многое и в монастыре, и вокруг монастыря преобразилось.

– Стало легче?

– Намного. Ведь я теперь знаю, к кому и за какой помощью обратиться, где взять кран, машину. Но пожервований стало меньше.

– Батюшка, у вас большое подсобное хозяйство, обеспечивающее нужды монастыря, а приносит ли прибыль?

– Мы держимся за его счет, как во время войны, когда корову называли кормилицей. На сегодняшний день в нашем хозяйстве 16 дойных коров, а в общем – 42 головы крупного рогатого скота: быки, телята, более 100 овец. У нас есть куры, выращиваем индюков. Вся продукция у нас высокого качества, и люди с удовольствием ее покупают. К сожалению, встречаются аферисты, которые под нашей маркой продают молоко более низкого качества, а кто-то наше – но очень дорого. У нас еще и ульи есть. Мы всегда с медом и даже продаем его.

– Батюшка, рядом с монастырем, в поселке Заречный, долгое время был детский дом, сейчас коррекционный интернат. Вы как-то окормляете эти детские учреждения?

– С директором и сотрудниками детского дома у нас были прекрасные, теплые отношения. Многие из них были нашими прихожанами, можно сказать, что и дети тоже. Мы всегда приходили к ним на праздники, дарили подарки. С новой администрацией только налаживаем отношения, видим, что ребята с особенностями развития, тянутся к нам. Им встреча с Богом просто необходима.

– Это, наверное, говорит о том, что детей без родителей становится меньше, а инвалидов, больных в семьях больше.

– Я бы так не сказал. Просто сейчас сирот стали больше брать под опеку. У нас в монастыре тоже трое ребят, у которых я являюсь опекуном. Антон с нами с 9 лет, Саша – с 5, Гена – с 6 лет. Антона я забрал с Зареченского детского дома, Сашу – из Липецкого, а Гена у нас остался, когда его мама умерла. Когда она в онкологии лежала, органы опеки попросили, чтобы я его приютил, мама возвращалась – он уходил, а когда она умерла, он сказал родственникам, что останется в монастыре. Отцом меня, конечно, не назовешь, это громко сказано, но что-то вложил в них, конечно. У всех ребят была своя келья. Сейчас Антон в институте учится, Саша – в художественном училище, Гена – в техникуме. Все опекунские деньги, которые платило государство, мы клали ребятам на книжку. Хотя ребята уже и стали взрослыми, помогаем им и сейчас. Антону вот уже помогли квартиру приобрести.

– Как вы думаете, будут ли ваши подопечные монахами?

– Это они должны сами решать. Навязывать монашество нельзя. Но все-таки определенный отпечаток на образ мыслей и жизни монастырская жизнь, конечно, откладывает. Другой парень – Саша Юшкин, который жил в монастыре с 9 лет, теперь священник, у него двое детей.

– С дороги, из-под горы ваш монастырь выглядит как маленькая крепость-городок со своими храмами, братским корпусом, крепкими хозяйственными постройками, экзотическими деревьями. И все это на фоне того, что у вас последние 6 лет тяжелое онкологическое заболевание. Откуда у вас силы, произошло чудо – вы исцелились?

Чудо было в том, что мое заболевание поймали на ранних этапах развития. За меня молились многие, и не только священники, хотя я старался скрывать свое положение. Особенно я благодарен за молитвы своим прихожанам и моему лечащему врачу в онкологическом диспансере Рязани. Чудо было то, что я один из немногих в больнице после химиотерапии не остался лысым, у меня волос не выпал. Я очень этого боялся. У меня только борода стала реже.

– Видимо, вы очень нужны своим прихожанам.

– Я их очень люблю. Они до сих пор для меня девчонки, несмотря на возраст, даже если им за 90 лет.

– А мальчишки у вас появились?

– Если бы ты побыла у нас на службе в праздники, видела бы, сколько у нас мужского пола. Сейчас очень много мужчин. Если бы было налажено транспортное сообщение, приезжало бы еще больше.

– Батюшка, что бы вы пожелали нашим читателям?

– Желаю всем терпеть, бодрствовать и молиться Богу.

 

 

 

Комментарии
Так в чем же, все-таки, смысл жизни? Как ответить на этот вопрос
16 августа 2018 в 15:20

Кто-то скажет, что смысл жизни в том, чтобы подготовиться к встрече с Всевышним. Другой возразит, что смысл в детях и потомках. Третий заявит, что смысл в том, чтобы реализовать свой потенциал. А у ко

Цветы или комплименты? Семейный психолог о том, как правильно любить
15 августа 2018 в 15:10

Есть любовь, а есть влюбленность. Влюбленность — это мимолетное чувство, продиктованное нам гормонами. Психологи сравнивают его с брачными криками гусей. Влюбленность внезапно бьет в голову и так же внеза

Как разговаривать с детьми, чтобы они вас слушали
13 августа 2018 в 16:56

Когда мы приказываем ребенку что-то сделать, он сопротивляется. Это нормально, так мы устроены. «Убери игрушки в коробку» — «Не хочу. Не буду». Если же мы изменим

Свобода выбора. Что мешает нам жить так, как хочется
10 августа 2018 в 16:31

Один человек мечтал стать популярным. А когда стал — спился. Другой человек много лет трудится на работе, которая ему неприятна. Да еще и платят мало. Но сменить боится. Почему такое происходит? Отв

Минутка философии. Как бороться с серыми буднями, бессонницей и плохим настроением
07 августа 2018 в 17:57

Иван Ильин — русский философ и богослов. Критиковал взгляды Льва Толстого. Лев Толстой считал, что все с человеком происходит по воле Божией, следовательно, зла в мире нет. Иван Ильин же напротив, считал,

История покушения на жизнь архимандрита Иоанна (Крестьянкина)
06 августа 2018 в 19:30

Казалось бы, о жизни всероссийского старца — архимандрита Иоанна (Крестьянкина) известно практически все. Со времени кончины отца Иоанна в 2006 году, о нем вышло множество объемных книг, в котор

Священник Андрей Лоргус: Что мешает нам быть счастливыми
03 августа 2018 в 17:35

Представьте, что все люди стали бессмертными. Смерти не стало. Что тогда изменится в поведении людей? Скорее всего они начнут радоваться всему, что с ними происходит. Не будут печалиться, горевать, опускать руки. Они пер

«Ой, да брось, это ерунда...» Как нельзя успокаивать людей
01 августа 2018 в 12:04

Бывает, пытаешься кого-то успокоить, а становится только хуже. Словно масла в огонь подливаешь своими советами. Происходит это потому, что не все умеют помогать людям. А это такой же навык, как и остальные. При н

Святые, которые обладали даром исцеления
27 июля 2018 в 17:19

Многие святые обладали даром исцеления. Мы же перечислим далеко не всех, но наиболее известных. Более полный список христианских целителей можно посмотерть в Википедии. Праведный Симеон Верхотурский Симеон родился в семье русск

Каким святым молятся от недуга пьянства
27 июля 2018 в 13:42

Борьба со страстями возможна, если человек сам желает от них избавиться. Помочь в этом нелегком деле ему могут и родные люди, и врачи, и молитвы. Также советуем прочитать статью Как я бросил пить, автора, пожелавшего остаться анонимным,