Православный магазин
Бесплатно по России:
8 800 200-84-85
С 9:00 до 21:00 ежедневно
order@zyorna.ru
Молитва Касимовской старицы
09 ноября 2017 в 8:00

Сегодняшний трудовой день отца дьякона принес кроме прочего и некоторое беспокойство. Ближе к вечеру к нему зашел с бумагами лесной инженер из вольнонаемных. Говоря о том о сем, сверяя какие-то свои данные, он, как бы между прочим сообщил, ему неприятную новость о новых кадровых чистках в партии и среди руководства страны, о многочисленных арестах и делах. А самое главное о возможных пересмотрах дел уже сидящих зэков. Рассказал об этом инженер спокойно, как бы по-дружески ни на что, собственно, не намекая, но даже сквозь такой его тон чувствовалось и проскальзывало некоторая тревога. «А что если», - говорили глаза инженера, словно бы спрашивая что-то у отца дьякона. Вот так зашел себе и сказал. Забрал свои бумаги и ушел. И сразу после этого разговора поселилась в душе тревога. Сначала дьякон отмахивался от нее словно от мухи, вроде как ее не было, и нет этой тревоги, да только к вечеру засосало где-то под ложечкой и в голове закрутились всякие мысли, особенно вот эта: «А что если…» Вот с таким настроением и пошел он вечером в лагерный барак, прижимая к груди заветную пайку для больного священника и поглядывая искоса на бездонное звездное небо, словно ища в нем защиты от своих страхов.

Отец Михаил был уже совсем плох, и вставать сам не мог. Болезнь с каждым часом все брала и брала свое. Он лежал в самом углу в стороне от барачной суеты совершенно один никем не тревожимый и оставленный. Глаза больного священника смотрели куда-то вдаль в невидимое, но для него светлое и только ему понятное. И если бы не эти живые ясные человеческие глаза, то со стороны показалось бы, что он и вовсе уже умер, но тяжелое дыхание больного развеивало это убеждение, оно выдавало еще тлеющуюся жизнь в этом старом измученном теле. Отец дьякон осторожно присел рядом на нары и, выдержав небольшую паузу, достал из-за пазухи пайку.

-  Поешь, - коротко предложил он.

Отец Михаил словно и не слышал.

-  Поесть тебе надо, - снова сказал дьякон. – Ослаб ты, поешь. Я тебе хлеба принес.

-  Хлебца? – переспросил батюшка.

-  Ну да, хлеба, вот он, - и отец дьякон, отломив кусок от пайки, поднес его к губам священника.

-  Хлебушек, - ласково прошептал отец Михаил и с трудом отщипнул от пайки маленькую кроху, но есть не стал. – Ох, и хорош хлебушек. А надо бы все ж хлеба Небесного.

-  О чем ты, отец?

-  Ты помоги мне немного сыночек - перебил дьякона священник – Помру я сегодня, а ты мне помоги, - сказал он и попытался приподняться с нар.

-  Лежать тебе надо. Куда ты? – забеспокоился дьякон. – Лежать и поесть бы хорошо.

-  Да она еда эта и не к чему. А ты мне помоги. Сделай, ты сможешь. Сними-ка с меня крест сынок.

Отец Сергий наклонился и снял с шеи священника самодельный деревянный крестик, надетый на власяную плетенку.

-  Снял? – переспросил его отец Михаил.

-  Снял.

-  Тогда держи его над ладонью посередине. Только осторожно отец, не оброни ничего, - приказал дьякону священник и тяжело закашлялся. – Там тело Господне, - продолжил он, немного успокоившись.

-  Откуда? – удивился отец дьякон.

-  Откуда, потом скажу. Ты причасти меня, а потом скажу.

Дьякон осторожно, как мог, надломил над ладонью крест и в нем в крошечном углублении обрел святую частичку.

-  Ну, вот теперь и поесть можно, - сказал, причастившись, отец Михаил. - А потом и помирать в самый раз.

-  Да куда там помирать, - возразил ему дьякон.

-  Туда и помирать. Впрочем, тебе пока не понять. Может, ты еще и сам священником станешь, сказал отец Михаил и ласково посмотрел на дьякона. – Да кормить-то ты меня будешь или нет? – бодрым и, как дьякону показалось здоровым голосом, сказал ему отец Михаил.

-  Я сейчас, прости отец, - и дьякон поднес к устам больного надломленную хлебную пайку.

-  Ну, вот и хорошо, - то ли откусывая, то ли отщипывая сказал на это батюшка. – Слава Богу, как же хорошо, - и священник, как мог, перекрестил плохо слушающей рукой грудь и чело.

-  Ты бы еще поел, - обратился к нему дьякон.

-  Я-то поем сынок, успееца еще. Ты-ка лучше скажи, отчего ты такой встревоженный? Случилось что?

«А от него и от больного и умирающего ничего не скроется, - подумал дьякон. – Впрочем, это почему от умирающего? Выздоровеет, еще поживет», - и дьякон невольно улыбнулся от этой своей мысли.

-  Так, вести дурные получил сегодня, - сказал он вслух.

-  Дурные? – переспросил отец Михаил.

-  Скажем так, тревожные. Приходил ко мне один знакомый инженер из вольнонаемных, рассказывал о чистках там наверху в партии, арестах и новых делах. И я тут подумал. Ну, к слову так, может оно и вправду дело нехорошее. Уж больно много в последнее время бумаг и отчетов. Плохо все это, - с жаром закончил отец Сергий и вопросительно посмотрел на священника.

Со стороны могло показаться, что батюшка слушал рассказ дьякона совершенно отрешенно. Его глаза по-прежнему смотрели куда-то вдаль мимо собеседника. Они словно не замечали ни стен, ни решеток, ни забора с колючей проволокой, ни сырой мрачной тайги. Губы священника при этом что-то шептали, но разобрать было совершенно ничего невозможно. «Молится сам в себе, меня не слышит, - подумал дьякон, с особым сожалением отметив не сходящую с лица батюшки улыбку. – Молится и ему не до меня. Ладно, не буду мешать. К тому же чем он мне поможет, сам слаб, можно сказать одной ногой в могиле, - подумал дьякон, и хотел уже было встать с нар, но в этот момент рука отца Михаила неожиданно крепко удержала его за запястье.

-  Куда это ты собрался, сынок?

-  Да вот пойду не хочу вам мешать, - промямлил дьякон.

-  Сиди, успеешь еще. Или, по-твоему, я помер? – спросил его батюшка и хитро прищурил один глаз, после чего и вовсе неожиданно весело подмигнул совсем растерявшемуся дьякону. – Я тебе раньше про свой город рассказывал, а ты  мало слушал.

-  А причем тут ваш город?

-  А притом сынок, что в городе моем не только дома, да сады с огородами да огурцами, но и люди. И люди эти самые разные. Вот ты говоришь вести тревожные и все такое.

-  Ну да, - согласился отец дьякон и пожал плечами.

-  Это ты правильно рассуждаешь, дела твои невеселые, могут и срок еще добавить, и вообще дело плохо.

-  Плохо, - согласился отец дьякон и вздохнул.

-  А могут и не добавить, - неожиданно заявил отец Михаил.

-  Это как? – удивился дьякон.

-  А так. Помолится добрый человек, если сам молиться не можешь, и не добавят.

-  Ты помолишься? – предположил отец дьякон.

-  Нет. Слаб я перед Богом о таких делах молиться, да и грехов много.

-  Тогда кто может? – расстроился дьякон.

-  Есть человек, - успокоил его батюшка. – Есть такой человек, сынок. Уж можешь мне поверить он, а вернее сказать, она многое может вымолить у Господа, - неожиданно бодро сказал отец Михаил и слегка приподнялся на постели. Глаза старого священника неожиданно ярко заблестели. – Есть такой человек, сынок. Совсем рядом с моим Касимовым живет, /в Анемнясево Рязанской области – ред./ и зовут ее Матронушка. Ох, и велика же ее молитва перед Господом.

-  Да как же она меня услышит? Не телеграмму же ей посылать. Она там, а я здесь, - вконец расстроился дьякон, обретший, кажется, надежду и вновь потерявший ее за невиданным расстоянием.

-  Она услышит, сынок, ты поверь, уж она-то точно услышит. Ты помолись, вот прямо сейчас иди из барака в свою контору ночевать, вроде как на работу, а по дороге глянь что ли на небо или звезды и помолись как сможешь. Прямо вот от себя из сердца помолись. Услышь, мол, меня Матронушка и помоги.

-  Прямо так? – переспросил священника отец дьякон.

-  Прямо так, - тоном не терпящим возражений, ответил тот. – Ну, иди что ли, а я один побуду.

Дьякон немножко замешкался.

-  Что еще спросить, чего хочешь?

-  Так, - неуверенно повел плечами отец Сергий.

-  Про дары? – догадался батюшка.

Дьякон утвердительно кивнул.

-  Я их давно храню. До тебя владыка тут у нас был Афанасий совсем недолго, ему десять лет за агитацию дали, с ним и служили тайно в лесу на клюкве и баланде. Вот с тех пор и храню. А где уж теперь преосвященный и что с ним одному Богу ведомо. Господи спаси и сохрани раба Твоего епископа Афанасия. Помоги ему Господи, - помолился отец Михаил и, как мог, перекрестился. – Ну а теперь ступай, сынок. Мне одному побыть надо. Иди, не томи. И спасибо тебе за все. А Матронушке помолись прямо сейчас. Как выйдешь, так и помолись. Не сомневайся, она тебя обязательно услышит.

Дьякон вышел, успев заметить, как батюшка, преодолевая слабость, приподнялся на постели и перекрестил его плохо слушающейся рукой.

Ночной воздух обдал его свежестью и прохладой. Пряно пахло смолой и мхом. Было непривычно тихо. Отец дьякон отошел от барака и по совету священника задрал голову к небу, где яркими алмазами горели звезды.

-  Услышь меня, Матронушка, - сначала не очень уверенно прошептал он губами, но неожиданно где-то в сердце затеплилась надежда. – Услышь меня! – что есть мочи всей своей сердечной глубиной прокричал он, и, кажется, крик его, оторвавшись от земли, поднялся высоко-высоко в темное небо к мерцающим и холодным светилам. – Услышь меня! – снова прокричал он.

Отец Михаил умер той же ночью, а отца дьякона неожиданно для всех освободили в положенный срок.

Москва встретила тревожно. О том, чтобы жить и тем более служить в родном городе не могло быть и речи. В столицу путь был закрыт. А что выбрать и где найти пристанище отец дьякон не знал. Он было совсем отчаялся и потерял всякую надежду, да вдруг как-то неожиданно подвернулась оказия недалеко от Шатуры. Выбирать не приходилось, и он поехал. Красивый пятипрестольный храм стоял на берегу петляющей по лугам да лесам речке Поле. Темная, как чай, торфяная водица, желтые кубышки, неспешное течение, да комары, звенящие и гудящие кажется насквозь пропитавшие вековые боры, да дубравы по берегам. Новое место как-то сразу понравилось. Устроился отец Сергий у одинокой старушки. Изба была чистая и уютная. «Можно бы немного осмотреться, попривыкнуть, а там и семью перевезти», - рассуждал он.

-  А что матушка, до Касимова-то далеко отсюда будет? – спросил он как-то свою хозяйку.

-  И далеко и не очень, - уклончиво ответила она. – Отсель сначало на Егорьевск надоть, а потом подводой дальше на Спас-Клепики и Туму.

«Спас-Клепики, Тума, - перебирал в уме дьякон непривычные названия, - надо бы съездить, побывать», - рассуждал он да в суете переезда и обустройства на новом месте все откладывал и откладывал. Поездка сложилась только осенью, как-то сразу вдруг. Сначала тяжело заболела жена. Молодая и красивая женщина  стала гаснуть увядать. Обычная, кажется, простуда переросла в серьезное воспаление. Отец дьякон метался словно раненый зверь, не зная за что взяться. Выматываясь в уходе за больной и навалившейся сразу заботой о доме и детях. К прочему добавились еще и частые службы в храме. К октябрю дело приняло и вовсе дурной оборот. Вглядываясь в глаза больной, отец Сергий видел тоску и усталость. Та же тоска, словно змея, заползла и в его душу. И вот как-то ничем неприметным октябрьским вечером он измотанный и усталый вышел на крыльцо дома, и замер, разглядывая необычно яркий кровавый закат всполохами осветивший небо. Смотря она него, он с минуту другую постоял, вглядываясь в величественное зрелище и вдруг, словно вспомнив что-то как бы очнувшись, прошептал сухими губами:

-  Услышь меня, Матронушка. Услышь меня, - в отчаянном крике встрепенулось его сердце.

Эту ночь больная спала как никогда спокойно, а утром стало ясно, что страшная болезнь отступает и непременно будет выздоровление. Еще через неделю, отец дьякон трясясь на подводе и слушая пьяную болтовню возницы, ехал в сторону Касимова. Этот его отъезд устроился быстро и как-то сам собою. Настоятель добрейший старенький протоирей Василий отпустил его легко и даже с напутствием на дорогу: «А что, съездить надо, непременно надо. Город славный и святынь много. Поезжай, поезжай, я тут сам управлюсь».

-  Конечно, езжайте отец дьякон, - вторила ему хозяйка. – Я за больной присмотрю, и дети будут в порядке и сыты. К тому же утром Панкрат поедет в Егорьевск на подводе, и вы, значит, с ним. Я вот вам пирожков на дорогу напекла. Раз такое дело, надоть.

«Раз такое дело, надо ехать», - согласился с ней отец дьякон и, отбросив последние сомнения, отправился в дорогу. Добравшись с Панкратом до Егорьевска, отец Сергий неожиданно легко нашел подводу до Спас-Клепиков. Туда отправлялся подрядчик по торфозаготовкам, из конторы, в которую привез письма Панкрат. Дорога от Егорьевска показалась совсем недолгой. От Спас-Клепиков дьякон доехал до Тумы с мужиком спешащим на осеннюю ярмарку, ну а от Тумы прямая дорога на Касимов. Вот, кажется, и те места, про которые с такой любовью рассказывал отец Михаил. Извилистая дорога петляет между вековыми соснами, и  сколько не повидал лесных великанов на далеком севере отец дьякон, а таких не видывал. Стоят кругом сосны в два, а то и в три обхвата, увенчанные изумрудными шапками, которыми само небо подпирают. А чтобы их во всю высь разглядеть надо голову задрать высоко-высоко. Как там колышутся на ветру мохнатые игольчатые ветви, и только птицы небесные их выше да ангелы.

До самого Касимова отец дьякон не доехал, потому как не в город была его дорога. За несколько верст перед городком со странным названием Гусь Железный отец дьякон слез с подводы. Оттуда с развилки по лесной тропе он пошел пешком через бор. Дорога была недолгой, сосны поредели и расступились, уступив место полю, а за ним село.

-  Вот оно и есть Анемнясево, - сказал отец дьякон и прибавил шагу.

«Однако, что же я ей скажу, и что подумают вокруг?» - забеспокоился он, когда переходил шаткий мосток. Думать о том, кто такой и зачем пришел ему все же не пришлось, потому как таких как отец дьякон здесь было великое множество и все шли за утешением, советом да добрым словом. Вот он и порог дома, а может и бани. Мелкое неказистое какое-то строение почти в землю вросшее. Но все-таки вошел, перешагнул, дождавшись своей очереди. Низкий темный потолок полумрак на малом оконце жужжат мухи, да только в красном углу видна иконка, кажется, Богородицы да теплится перед ней лампадка. Вроде бы и нет никого. Отец дьякон замер в нерешительности, а затем перекрестился.

-  Да ты проходи, не стесняйся, - услышал он чей-то тихий голос и вздрогнул от неожиданности.

В уголочке в постели, а скорее и вовсе в какой-то коробочке он увидел сухенькую хрупкую, словно ребенок, женщину.

-  Проходи, проходи не стесняйся, Сереженька. Вон здесь садись рядышком.

-  Откуда ж ты меня знаешь, Матронушка, - вконец растерялся отец дьякон.

-  А я слышала тебя, Сереженька. Ты же звал меня, вот я и слышала. Да ты проходи, я давно тебя дожидаюсь.

Многое, ох как многое пришлось потом испытать и пережить в своей жизни после этой встречи отцу дьякону. Смерть близких, одиночество, аресты, ссылки, снова аресты, дальние сибирские лагеря, голод, холод, войну, разруху, гонения и притеснения. Но нигде никогда даже, кажется, ни на минуту он не забывал этой удивительной встречи. И много лет спустя, когда Господь вручил ему жезл архиерейский, помнил он те слова, сказанные ему в далеком рязанском селе со странным название Анемнясево: «А я слышала тебя, Сереженька. Ты звал меня и я услышала». И поэтому он еще много и много раз в свой жизни кричал из своего сердца: «Услышь меня, Матронушка», - зная наверняка, что слышит и что обязательно поможет.

Константин ПЕВЦОВ

См далее -  Подвиг Новомучеников и Исповедников земли Подмосковной. Книга для чтения

Внимание – издательство «Зерна» готовит к выпуску книгу рассказов К.К. Певцова. Следите за новинками на нашем сайте по ссылке: http://zyorna.ru/

Комментарии
Верный. Рассказ.
17 ноября 2017 в 8:00

Конь Верный, высокий и статный чёрный арабский скакун, доставшийся Роме на День Рождения от дяди, брата его отца, незадолго до манящего победой финиша, к которому он бежал первым, неожиданно оступился и упал. Его сразу же обогнали другие ло

Готовимся к Рождеству 2018
16 ноября 2017 в 10:05

К Рождеству 2018 года мы подготовили подарки из Дивеева монастыря, натуральную косметику наших мастеров, православные иконы из Италии, игры для всей семьи, наборы для творчества и, конечно же, красочные книги. Самые интерсные идеи для по

Вышли в свет православные календари на 2018 год
16 ноября 2017 в 8:00

В интернет-магазин «Зерна» поступили календари на 2016 год. В частности, Православный церковный календарь на 2018 год: с тропарями и кондаками. Он являет собой органическое соединение как месяцеслова (т. е. святцев), так и Пасха

Рубикон
15 ноября 2017 в 8:00

Лодка, покачнувшись на волнах, отошла от берега. Иван греб размашисто, и шла она ходко, врезаясь во встречную волну и переваливаясь через нее. Берег, сначала близкий, постепенно стал удаляться. Колька загляделся на холодные озерные волны. О

Митрополит Симон (Новиков) об образовании детей
14 ноября 2017 в 8:00

В 1991 году рухнул атеистический режим, считавший, что религиозность, как пережиток прошлого, уже невозможно было вернуть в народное сознание. Но как только стали открывать храмы, то оказалось, что наш народ сохранил православие в своей душ

Новинки православной литературы
13 ноября 2017 в 8:00

В интернет-магазине «Зерна» появились новинки православной литературы, которыми сразу заинтересовались читатели. Это книги «Царь и Россия», «О прощении обид и любви к ближним». Книга «Царь и Росс

Игорь ЕВСИН. Удивительное фото
10 ноября 2017 в 8:00

7 мая 2003 года на заседании Священного Синода в ряду других вопросов рассматривалось прошение Преосвященного митрополита Симона с просьбой о почислении его на покой, а управляющим Рязанской епархией назначить Преосвященного Павла (Пономаре

Когда на душе бывает легче
08 ноября 2017 в 8:00

Сначала мы не могли доказать своей правоты, потому что Ворона очень искусно клеветала на нас, но, когда наши с Алиной родители подали заявление в милицию и те стали проводить расследование, Ленка немного приутихла. Вскоре нашлись и улики &n

Обида
07 ноября 2017 в 8:00

Стояла тёплая поздняя весна, когда учиться не совсем хотелось, но надо было сдавать переводные экзамены. Мы с моей закадычной подругой-одноклассницей Алинкой как всегда не пошли на обед, а решили прогуляться по коридору. Я увлечённо болтала

Как подготовиться к Крещению ребенка. Что нужно знать родителям и крестным
03 ноября 2017 в 22:05

Таинство Крещения занимает порядка 30-40 минут. Заранее необходимо определиться с именем для ребенка, которое будет дано ему при Крещении, с выбором храма и покупкой крестильных принадлежностей. Также необходимо предвари