Православный магазин
Бесплатно по России:
8 800 200-84-85
С 9:00 до 21:00 ежедневно
order@zyorna.ru
Ключи. Исторический рассказ
13 июля 2017 в 8:00

Груженая телега с двумя седоками запряженная седым мереном, поскрипывая на обе оси, выехав из оврага, вкатилась в густой сумрачный ельник.

— Поликарп. Слышь, Поликарп. Как думаешь, успеем обыденкой в район обернуться? — спросил худой как жердь мужик своего попутчика.

— А кто ее знает, — многозначительно ответил тот и, достав кисет, начал крутить самокрутку.

— Вот и я про то, — будто бы соглашаясь с ним, сказал спросивший и вздохнул.

— Оно ведь как, дорога есть дорога, всякое может быть, — уточнил свою мысль Поликарп, затягиваясь ароматной махоркой.

— Так вот и я, всякое может, — снова согласился он.

— Ты чо, Кондрат, беспокоишься? К жене что ль спешишь? — спросил его Поликарп и хитро прищурил правый глаз.

— Оно может всякое, — словно не слыша товарища, продолжил свое размышление Кондрат. — Места тута лихие и всяко может, — пояснил он свою мысль, с опаской озираясь по сторонам.

— Нонче везде лиха. И дома, и в дороге, и вона тут в лесу, — философски заметил Поликарп и протянул самокрутку приятелю.

— Неохота чета, — отмахнулся от него Кондрат. — Бают, что Марфу тут видели и не раз.

— Какую Марфу?

— Ту, что золото мыла на дороге и в лесу прятала.

— Вспомнил тоже Марфу. Тому уже лет триста или вовсе пятьсот прошло, а ты Марфа. Когда это было, дурень?!

— А вот и не дурень! — с жаром возразил Кондрат и, оглядевшись по сторонам, перекрестился.

— Чо крестишься, как на икону? Бога-то нет.

— Нет, — согласился Кондрат и снова перекрестился. — Так оно спокойней, — пояснил он.

— Ну-ну, спокойней значит говоришь. Тогда зачем церковное добро согласился в район везти? — спросил товарища Поликарп и кивнул на телегу доверху груженую иконами, лампадами и прочей церковной утварью.

— А то и согласился, тебе чего, еду и все, — огрызнулся Кондрат.

— Ну так и едь, а не крестись на каждый куст. А коли боязно, сидел бы дома.

— Может и сидел бы, — согласился с Поликарпом Кондрат, — да вот теперь еду. И Марфа, слышь Поликарп, все Марфа из головы не идет. Так и вижу ее под каждой елкой. Говорят, она всех кого на дороге останавливала, лютой смерти предавала.

— Да мало ль чо говорят. То когда было-то. А если чо, видал? — и Поликарп кивнул на заряженную картечью двустволку лежащую рядом с ним.

— Ружье твое тут не поможет, — возразил ему Кондрат.

— Чего это?

— А того. Говорят, Марфа сама злой смертью умерла и с тех пор покоя не имеет. Так вот и говорят. Будто бродит она по дороге по ночам, а если кого встретит тогда...

— Что тогда? — переспросил товарища Поликарп, но тот не успел ответить. Где-то справа в самой густоте ельника сильно с надрывом затрещала сорока. От резкого крика птицы старый мерин дернул телегу к обочине.

— Чу тебя! Черт тебя дери! — разозлился Поликарп и наотмашь стеганул коня. — Чу тварюга! — Конь захрипел от удара, но послушный вознице выровнял шаг.

— Слыхал? Ходит кто-то в лесу, — сказал враз побледневший от страха Кондрат и обернувшись перекрестился на образ Казанской иконы Божией Матери лежащей поверх остальной клади. — Матерь Божья спаси нас грешных. Помилуй Богородица, — шепотом, словно боясь своего голоса, стал он читать молитву.

— Да чтоб тебя. Накаркал дурак, — уже без прежней уверенности в себе сказал на это Поликарп и стал напряженно всматриваться в сумрак леса. — Вроде нет никого, — с сомнением в голосе сказал он. — А вроде...

— Что вроде? — переспросил его белый как мел Кондрат.

— Да так, померещилось что-то, — сказал Поликарп и снова стеганул мерина.

Телега заскрипела и, тронувшись, правым своим колесом с ходу наскочила на круглый валун, будто специально лежащий на дороге. Удар получился сильным. Он увел телегу влево в сторону от наезженной колеи и она, сойдя с нее, завязла в жидкой торфяной луже.

— Тьфу ты, чтоб тебя! — выругался Поликарп и слез посмотреть в чем дело.

— Ох, и не к добру это Поликарпушка! Ох, не к добру, — заскулил Кондрат и, озираясь по сторонам, тоже слез с телеги. — Слышь, Поликарп. А может, и вовсе не надо было все это в район везти? Может и сам уполномоченный из Рязани приехал бы и вместе с районным начальством забрали бы они все это. А Поликарп?

— Тебе что? Сказал товарищ Шурыгин: «Проявляй рабоче-крестьянскую сознательность». Так?

— Так, — согласился Кондрат.

— Церковь в нашем селе закрыли за ненадобностью. Так?

— Ну так, закрыли, — снова согласился Кондрат.

— А раз закрыли, все имущество поповское в район. Так?

— Так, Поликарп. Но все же нехорошо, прямо перед Пасхой. Мать на меня лютым волком смотрит, да жена не разговаривает.

— Бабы они все дурры, — подытожил Поликарп и зло сплюнул на песок. — Давай что ли бери топор, сруби жердину. Попробуем приподнять что ли, — скомандовал он.

— А может, ты в лес сам сходишь, а? Я пока тут подожду.

— Боишься?

— Не то чтобы, — пожал плечами Кондрат, — но малость страшновато.

— Ладно, стой тут, я скоро, — согласился с ним Поликарп и, взяв топор, пошел к ельнику.

В отсутствие товарища Кондрат еще раз перекрестился на образ Казанской Богородицы, лежащий в телеге. Это был тот самый чтимый всеми образ, перед которым не раз молился он сам и все его односельчане. Матерь Божия смотрела на Кондрата с состраданием.

«Словно бы я в беде какой, — подумал он и по спине его пробежали мурашки, то ли от страха, то ли от недоумения. — А может так оно и есть, и не я везу эту икону в район, где ее скорее всего сожгут за ненадобностью, а это Она провожает меня к моей неминуемой гибели и жалеет меня», — подумалось ему.

Звонкий стук топора в лесу и шум падающих веток оторвал его от мрачных размышлений. Кондрат осмотрелся. Сидели они крепко и одной жердиной тут вряд ли дело выправишь.

— Кондрат, — позвал его из леса Поликарп.

— Чего? — отозвался он.

— Иди, помоги донести.

«Видать Поликарп это тоже углядел и нарубил жердей побольше, чтобы и под колеса подкладывать», — подумал Кондрат и уже без опаски по-деловому зашагал в ельник на помощь своему товарищу.

Поликарп нарубил жердей достаточно, вышло две охапки. Они дотащили их до телеги и принялись подкладывать под колеса в жидкую торфяную грязь.

— Давай еще! Ну, немного здесь! Хорошо! — командовал Поликарп. — Ну-ка поехали! Но родимая! — хлестнул он вожжами мерина. — Что стоишь как чурбан? Подтолкни! — прикрикнул он на Кондрата. — Ну, же давай еще! Еще!

Телега общими усилиями сдвинулась и, наконец, выехала из трясины.

— Слава Богу! — сказал Поликарп и, утерев рукавом мокрый от пота лоб, перекрестился.

— Ты же говорил Бога нет, — упрекнул его Кондрат.

— Ну, нет и что с того? Это я так, по привычке, — стал оправдываться Поликарп, которому замечаемее Кондрата явно было неприятно. Он хотел сказать еще что-то, но так и замер с открытым ртом.

— Ты чего? — спросил его Кондрат, заметивший растерянность и испуг товарища. — Да чего ты? — уже сам испугавшись снова спросил он.

— А где Она? — только и мог вымолвить Поликарп и показал корявым пальцем на телегу?

— Кто?

— Богоматерь, — ответил Поликарп и сглотнул слюну.

Иконы Казанской Божией Матери на телеге не было. Только что она была, а теперь не было. Кондрат, словно затравленный волк, огляделся по сторонам. Тихо ни души. Лишь шелест ветвей да писк далекой синицы.

— Я же говорил, недоброе это место, — наконец сказал он и растерянно посмотрел на Поликарпа, который тоже перепугался не на шутку.

— Поехали что ли отсюда, да поживее, — скомандовал Поликарп и с ходу запрыгнул на телегу.

— Не забуду это, ох не забуду, — скулил Кондрат, еле успев запрыгнуть вслед за товарищем.

Поликарп, что есть силы, хлестнул вожжами мерина, и они как могли, быстро поехали по дороге. Все оставшееся время пути они проехали молча и, нигде не задерживаясь, к обеду приехали в район.

 

Марфа поставила икону Богородицы к стволу столетней сосны, венчающей своей кроной весь лесной массив Долгой пади. Вокруг широкого не в один обхват ствола цвела медуница, и деловые, только что проснувшиеся шмели шумно гудели, собирая сладкий нектар. Среди шмелей заявилась, невесть откуда взявшаяся, пчела. Она пробежала быстрыми лапками по цветку и, не тронув пыльцы, уселась на лик Богородицы. Ласковое весеннее солнышко пригрело маленькое насекомое и, то ли от тепла, а может еще почему-то пчелка замерла неподвижно на щеке Богоматери.

«Ишь ты, Божья тварь, а все туда же, чует благодать и летит на нее», — подумала Марфа и ласково улыбнулась пчеле. Она и сама сейчас была похожа на пчелу, неожиданно нашедшую в лесу в самой чаще дивный-предивный цветок благоуханный. И так же сидела и смотрела, чувствовала и вбирала, как пчела, нектар небесной благодати. И это было действительно чудное или даже чудесное обретение — посещение Царицы Небесной, великое утешение всем скорбящим, укрепляющее ослабевшие сердца. А сердце Марфы особенно ослабло к тому дню. И кабы что, да тут вдруг такое великое утешение. И как же оно вовремя! Прошла уже неделя как она скиталась по лесу голодная и уставшая, откапывая коренья словно медведь, да собирая на болоте прошлогоднюю клюкву. Пасха в этом году выпала поздняя и осталось до нее всего два дня. А она вот уже всю страстную седмицу с самого вербного воскресенья шатается по лесу, прячась от зверей и людей. И всему тому есть важная причина, потому как она, Марфа, староста храма Казанской Божией Матери, бежала из родного села, прихватив ключи от этого самого храма. И сделала она это в порыве бабьего отчаяния и безнадеги, которая если находит на русскую женщину, то подвигает ее к любому самому крайнему безрассудству. Так приключилось и с ней, когда она узнала, что их храм закрывает некий товарищ Шурыгин, который с отрядом латышей расквартировался в селе. Да мало того, что до Пасхи, а еще в самый страстной понедельник велено было ей Марфе ключи от храма сдать. Потому как церковь теперь новой власти не нужна, а по разнарядке из района будет в ней клуб.

Певцов Константин Константинович.

Внимание — издательство «Зерна» готовит к выпуску книгу рассказов К. К. Певцова.

Следите за новинками на нашем сайте по ссылке: http://zyorna.ru/

Комментарии
Верный. Рассказ.
17 ноября 2017 в 8:00

Конь Верный, высокий и статный чёрный арабский скакун, доставшийся Роме на День Рождения от дяди, брата его отца, незадолго до манящего победой финиша, к которому он бежал первым, неожиданно оступился и упал. Его сразу же обогнали другие ло

Готовимся к Рождеству 2018
16 ноября 2017 в 10:05

К Рождеству 2018 года мы подготовили подарки из Дивеева монастыря, натуральную косметику наших мастеров, православные иконы из Италии, игры для всей семьи, наборы для творчества и, конечно же, красочные книги. Самые интерсные идеи для по

Вышли в свет православные календари на 2018 год
16 ноября 2017 в 8:00

В интернет-магазин «Зерна» поступили календари на 2016 год. В частности, Православный церковный календарь на 2018 год: с тропарями и кондаками. Он являет собой органическое соединение как месяцеслова (т. е. святцев), так и Пасха

Рубикон
15 ноября 2017 в 8:00

Лодка, покачнувшись на волнах, отошла от берега. Иван греб размашисто, и шла она ходко, врезаясь во встречную волну и переваливаясь через нее. Берег, сначала близкий, постепенно стал удаляться. Колька загляделся на холодные озерные волны. О

Митрополит Симон (Новиков) об образовании детей
14 ноября 2017 в 8:00

В 1991 году рухнул атеистический режим, считавший, что религиозность, как пережиток прошлого, уже невозможно было вернуть в народное сознание. Но как только стали открывать храмы, то оказалось, что наш народ сохранил православие в своей душ

Новинки православной литературы
13 ноября 2017 в 8:00

В интернет-магазине «Зерна» появились новинки православной литературы, которыми сразу заинтересовались читатели. Это книги «Царь и Россия», «О прощении обид и любви к ближним». Книга «Царь и Росс

Игорь ЕВСИН. Удивительное фото
10 ноября 2017 в 8:00

7 мая 2003 года на заседании Священного Синода в ряду других вопросов рассматривалось прошение Преосвященного митрополита Симона с просьбой о почислении его на покой, а управляющим Рязанской епархией назначить Преосвященного Павла (Пономаре

Молитва Касимовской старицы
09 ноября 2017 в 8:00

Сегодняшний трудовой день отца дьякона принес кроме прочего и некоторое беспокойство. Ближе к вечеру к нему зашел с бумагами лесной инженер из вольнонаемных. Говоря о том о сем, сверяя какие-то свои данные, он, как бы между прочим сообщил,

Когда на душе бывает легче
08 ноября 2017 в 8:00

Сначала мы не могли доказать своей правоты, потому что Ворона очень искусно клеветала на нас, но, когда наши с Алиной родители подали заявление в милицию и те стали проводить расследование, Ленка немного приутихла. Вскоре нашлись и улики &n

Обида
07 ноября 2017 в 8:00

Стояла тёплая поздняя весна, когда учиться не совсем хотелось, но надо было сдавать переводные экзамены. Мы с моей закадычной подругой-одноклассницей Алинкой как всегда не пошли на обед, а решили прогуляться по коридору. Я увлечённо болтала