Православный магазин
Бесплатно по России:
8 800 200-84-85
С 9:00 до 21:00 ежедневно
order@zyorna.ru
Ключи. Исторический рассказ
13 июля 2017 в 8:00

Груженая телега с двумя седоками запряженная седым мереном, поскрипывая на обе оси, выехав из оврага, вкатилась в густой сумрачный ельник.

— Поликарп. Слышь, Поликарп. Как думаешь, успеем обыденкой в район обернуться? — спросил худой как жердь мужик своего попутчика.

— А кто ее знает, — многозначительно ответил тот и, достав кисет, начал крутить самокрутку.

— Вот и я про то, — будто бы соглашаясь с ним, сказал спросивший и вздохнул.

— Оно ведь как, дорога есть дорога, всякое может быть, — уточнил свою мысль Поликарп, затягиваясь ароматной махоркой.

— Так вот и я, всякое может, — снова согласился он.

— Ты чо, Кондрат, беспокоишься? К жене что ль спешишь? — спросил его Поликарп и хитро прищурил правый глаз.

— Оно может всякое, — словно не слыша товарища, продолжил свое размышление Кондрат. — Места тута лихие и всяко может, — пояснил он свою мысль, с опаской озираясь по сторонам.

— Нонче везде лиха. И дома, и в дороге, и вона тут в лесу, — философски заметил Поликарп и протянул самокрутку приятелю.

— Неохота чета, — отмахнулся от него Кондрат. — Бают, что Марфу тут видели и не раз.

— Какую Марфу?

— Ту, что золото мыла на дороге и в лесу прятала.

— Вспомнил тоже Марфу. Тому уже лет триста или вовсе пятьсот прошло, а ты Марфа. Когда это было, дурень?!

— А вот и не дурень! — с жаром возразил Кондрат и, оглядевшись по сторонам, перекрестился.

— Чо крестишься, как на икону? Бога-то нет.

— Нет, — согласился Кондрат и снова перекрестился. — Так оно спокойней, — пояснил он.

— Ну-ну, спокойней значит говоришь. Тогда зачем церковное добро согласился в район везти? — спросил товарища Поликарп и кивнул на телегу доверху груженую иконами, лампадами и прочей церковной утварью.

— А то и согласился, тебе чего, еду и все, — огрызнулся Кондрат.

— Ну так и едь, а не крестись на каждый куст. А коли боязно, сидел бы дома.

— Может и сидел бы, — согласился с Поликарпом Кондрат, — да вот теперь еду. И Марфа, слышь Поликарп, все Марфа из головы не идет. Так и вижу ее под каждой елкой. Говорят, она всех кого на дороге останавливала, лютой смерти предавала.

— Да мало ль чо говорят. То когда было-то. А если чо, видал? — и Поликарп кивнул на заряженную картечью двустволку лежащую рядом с ним.

— Ружье твое тут не поможет, — возразил ему Кондрат.

— Чего это?

— А того. Говорят, Марфа сама злой смертью умерла и с тех пор покоя не имеет. Так вот и говорят. Будто бродит она по дороге по ночам, а если кого встретит тогда...

— Что тогда? — переспросил товарища Поликарп, но тот не успел ответить. Где-то справа в самой густоте ельника сильно с надрывом затрещала сорока. От резкого крика птицы старый мерин дернул телегу к обочине.

— Чу тебя! Черт тебя дери! — разозлился Поликарп и наотмашь стеганул коня. — Чу тварюга! — Конь захрипел от удара, но послушный вознице выровнял шаг.

— Слыхал? Ходит кто-то в лесу, — сказал враз побледневший от страха Кондрат и обернувшись перекрестился на образ Казанской иконы Божией Матери лежащей поверх остальной клади. — Матерь Божья спаси нас грешных. Помилуй Богородица, — шепотом, словно боясь своего голоса, стал он читать молитву.

— Да чтоб тебя. Накаркал дурак, — уже без прежней уверенности в себе сказал на это Поликарп и стал напряженно всматриваться в сумрак леса. — Вроде нет никого, — с сомнением в голосе сказал он. — А вроде...

— Что вроде? — переспросил его белый как мел Кондрат.

— Да так, померещилось что-то, — сказал Поликарп и снова стеганул мерина.

Телега заскрипела и, тронувшись, правым своим колесом с ходу наскочила на круглый валун, будто специально лежащий на дороге. Удар получился сильным. Он увел телегу влево в сторону от наезженной колеи и она, сойдя с нее, завязла в жидкой торфяной луже.

— Тьфу ты, чтоб тебя! — выругался Поликарп и слез посмотреть в чем дело.

— Ох, и не к добру это Поликарпушка! Ох, не к добру, — заскулил Кондрат и, озираясь по сторонам, тоже слез с телеги. — Слышь, Поликарп. А может, и вовсе не надо было все это в район везти? Может и сам уполномоченный из Рязани приехал бы и вместе с районным начальством забрали бы они все это. А Поликарп?

— Тебе что? Сказал товарищ Шурыгин: «Проявляй рабоче-крестьянскую сознательность». Так?

— Так, — согласился Кондрат.

— Церковь в нашем селе закрыли за ненадобностью. Так?

— Ну так, закрыли, — снова согласился Кондрат.

— А раз закрыли, все имущество поповское в район. Так?

— Так, Поликарп. Но все же нехорошо, прямо перед Пасхой. Мать на меня лютым волком смотрит, да жена не разговаривает.

— Бабы они все дурры, — подытожил Поликарп и зло сплюнул на песок. — Давай что ли бери топор, сруби жердину. Попробуем приподнять что ли, — скомандовал он.

— А может, ты в лес сам сходишь, а? Я пока тут подожду.

— Боишься?

— Не то чтобы, — пожал плечами Кондрат, — но малость страшновато.

— Ладно, стой тут, я скоро, — согласился с ним Поликарп и, взяв топор, пошел к ельнику.

В отсутствие товарища Кондрат еще раз перекрестился на образ Казанской Богородицы, лежащий в телеге. Это был тот самый чтимый всеми образ, перед которым не раз молился он сам и все его односельчане. Матерь Божия смотрела на Кондрата с состраданием.

«Словно бы я в беде какой, — подумал он и по спине его пробежали мурашки, то ли от страха, то ли от недоумения. — А может так оно и есть, и не я везу эту икону в район, где ее скорее всего сожгут за ненадобностью, а это Она провожает меня к моей неминуемой гибели и жалеет меня», — подумалось ему.

Звонкий стук топора в лесу и шум падающих веток оторвал его от мрачных размышлений. Кондрат осмотрелся. Сидели они крепко и одной жердиной тут вряд ли дело выправишь.

— Кондрат, — позвал его из леса Поликарп.

— Чего? — отозвался он.

— Иди, помоги донести.

«Видать Поликарп это тоже углядел и нарубил жердей побольше, чтобы и под колеса подкладывать», — подумал Кондрат и уже без опаски по-деловому зашагал в ельник на помощь своему товарищу.

Поликарп нарубил жердей достаточно, вышло две охапки. Они дотащили их до телеги и принялись подкладывать под колеса в жидкую торфяную грязь.

— Давай еще! Ну, немного здесь! Хорошо! — командовал Поликарп. — Ну-ка поехали! Но родимая! — хлестнул он вожжами мерина. — Что стоишь как чурбан? Подтолкни! — прикрикнул он на Кондрата. — Ну, же давай еще! Еще!

Телега общими усилиями сдвинулась и, наконец, выехала из трясины.

— Слава Богу! — сказал Поликарп и, утерев рукавом мокрый от пота лоб, перекрестился.

— Ты же говорил Бога нет, — упрекнул его Кондрат.

— Ну, нет и что с того? Это я так, по привычке, — стал оправдываться Поликарп, которому замечаемее Кондрата явно было неприятно. Он хотел сказать еще что-то, но так и замер с открытым ртом.

— Ты чего? — спросил его Кондрат, заметивший растерянность и испуг товарища. — Да чего ты? — уже сам испугавшись снова спросил он.

— А где Она? — только и мог вымолвить Поликарп и показал корявым пальцем на телегу?

— Кто?

— Богоматерь, — ответил Поликарп и сглотнул слюну.

Иконы Казанской Божией Матери на телеге не было. Только что она была, а теперь не было. Кондрат, словно затравленный волк, огляделся по сторонам. Тихо ни души. Лишь шелест ветвей да писк далекой синицы.

— Я же говорил, недоброе это место, — наконец сказал он и растерянно посмотрел на Поликарпа, который тоже перепугался не на шутку.

— Поехали что ли отсюда, да поживее, — скомандовал Поликарп и с ходу запрыгнул на телегу.

— Не забуду это, ох не забуду, — скулил Кондрат, еле успев запрыгнуть вслед за товарищем.

Поликарп, что есть силы, хлестнул вожжами мерина, и они как могли, быстро поехали по дороге. Все оставшееся время пути они проехали молча и, нигде не задерживаясь, к обеду приехали в район.

 

Марфа поставила икону Богородицы к стволу столетней сосны, венчающей своей кроной весь лесной массив Долгой пади. Вокруг широкого не в один обхват ствола цвела медуница, и деловые, только что проснувшиеся шмели шумно гудели, собирая сладкий нектар. Среди шмелей заявилась, невесть откуда взявшаяся, пчела. Она пробежала быстрыми лапками по цветку и, не тронув пыльцы, уселась на лик Богородицы. Ласковое весеннее солнышко пригрело маленькое насекомое и, то ли от тепла, а может еще почему-то пчелка замерла неподвижно на щеке Богоматери.

«Ишь ты, Божья тварь, а все туда же, чует благодать и летит на нее», — подумала Марфа и ласково улыбнулась пчеле. Она и сама сейчас была похожа на пчелу, неожиданно нашедшую в лесу в самой чаще дивный-предивный цветок благоуханный. И так же сидела и смотрела, чувствовала и вбирала, как пчела, нектар небесной благодати. И это было действительно чудное или даже чудесное обретение — посещение Царицы Небесной, великое утешение всем скорбящим, укрепляющее ослабевшие сердца. А сердце Марфы особенно ослабло к тому дню. И кабы что, да тут вдруг такое великое утешение. И как же оно вовремя! Прошла уже неделя как она скиталась по лесу голодная и уставшая, откапывая коренья словно медведь, да собирая на болоте прошлогоднюю клюкву. Пасха в этом году выпала поздняя и осталось до нее всего два дня. А она вот уже всю страстную седмицу с самого вербного воскресенья шатается по лесу, прячась от зверей и людей. И всему тому есть важная причина, потому как она, Марфа, староста храма Казанской Божией Матери, бежала из родного села, прихватив ключи от этого самого храма. И сделала она это в порыве бабьего отчаяния и безнадеги, которая если находит на русскую женщину, то подвигает ее к любому самому крайнему безрассудству. Так приключилось и с ней, когда она узнала, что их храм закрывает некий товарищ Шурыгин, который с отрядом латышей расквартировался в селе. Да мало того, что до Пасхи, а еще в самый страстной понедельник велено было ей Марфе ключи от храма сдать. Потому как церковь теперь новой власти не нужна, а по разнарядке из района будет в ней клуб.

Певцов Константин Константинович.

Внимание — издательство «Зерна» готовит к выпуску книгу рассказов К. К. Певцова.

Следите за новинками на нашем сайте по ссылке: http://zyorna.ru/

Комментарии
Как бороться с грехами, если их нет?
26 апреля 2018 в 15:03

Существует довольно большая категория людей, которые считают, что у них нет серьезных грехов. Они не воруют, не блудят, не пьянствуют, не курят, не гневаются, никого не обижают. Что это за люди и прав

Митрополит Павел (Пономарев) о браках и разводах
19 апреля 2018 в 16:17

Митрополит Павел (Пономарёв) — бывший управляющий Рязанской епархией, а ныне экзарх Белорусской Православной Церкви. В книге «Беседы с владыкой Павлом» содержатся высказывания относительно

Паломничество Ланселота. Обзор романа-антиутопии Юлии Вознесенской
17 апреля 2018 в 15:34

Роман «Паломничество Ланселота» переносит нас в будущее, в те времена, когда миром будет править антихрист. Поделиться статьей с друзьями:   Жизнь в виртуальном мире В начале произведения

Сколько бы много грехов у нас ни было, у Бога милосердия более. Наставления старца Кирилла (Павлова) из книги «Помним»
11 апреля 2018 в 15:06

В интернет-магазине «Зерна» появилась книжная новинка «Помним. Жизнь и наставления архимандрита Кирилла (Павлова)». В книге описываются встречи и беседы с одним из наиболее почитаемых старцев

Что читать новоначальным. Основные разделы православной литературы
05 апреля 2018 в 14:45

Начало христианской литературе положило Священное Писание, состоящее из Ветхого и Нового Завета. На основе этих книг появились толкования и богословские труды. По мере распространения христианства появлялись подвижники, оставившие после себ

Встречаем Пасху 2018. Выбираем подарки и пасхальную утварь
30 марта 2018 в 14:05

Доброго дня. На этой странице вы найдете все необходимые для встречи Пасхи товары. Пасочница, подставка под кулич, подарки родным, книги, свечи, сувениры. Мы постарались подобрать полезные и недорогие товары, которые пользуются популярность

Как рязанцы спасли Москву от позора
28 марта 2018 в 16:27

Театр начинается с вешалки, Рязань с Кремля, а Кремль с Успенской колокольни. Но это сегодня. А когда-то город Переяславль-Рязанский начинался с дубовых ворот, над которыми высились сторожевые башни.

Ошибки в духовной жизни. О книге Марины Захарчук «В радость или в тягость?»
23 марта 2018 в 15:40

Размышлениями о духовной жизни в старые времена занимались только богословы. Потом на эту тему печатно стали высказываться архиереи и священники. К сегодняшнему времени каждый писатель или публицист может размышлять

Остров бессовестных. О книге Марины Гончаренко
20 марта 2018 в 16:38

В фантастическом произведении «Остров бессовестных» ставятся вопросы, которые касаются реальной жизни. Что главнее — материальное благополучие или спокойная совесть, послушание государству или свобода совести? Ка

Забавные случаи из миссионерской практики
16 марта 2018 в 16:22

Миссионерская деятельность — это благородное, но в то же время и опасное занятие. Общение с иноверцами, язычниками и сектантами порой заканчивается для миссионеров не самым лучшим образом. Но в то же время, говорит протоиерей Олег Сте