Православный магазин
Бесплатно по России:
8 800 200-84-85
С 9:00 до 21:00 ежедневно
order@zyorna.ru
Божий казначей. Рассказ.
11 марта 2014 в 0:00

кадомск

Дело о наследстве.

Помещица Дарья Ивановна Ростовцева молилась в рязанском Казанском монастыре за литургией. Высокий, с длинными льняными волосами дьякон торжественно и громогласно читал Евангелие. Но слова доходили до Ростовцевой, словно сквозь какую-то ватную завесу. Она была крайне расстроена судом, между ней и родственником, который состоялся из-за наследства. Суд был ею проигран, как она считала, несправедливо. Назначен был второй суд, но, по её мнению, и он будет не справедливым.

«И кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду…» – вдруг ясно и отчётливо донеслись до слуха Дарьи Ивановны слова читаемого священником Евангелия.

«Господи, да разве ж я не отдала бы своё имущество? – помыслила Ростовцева. – Но как я могу отдавать имущество, которое по праву через меня должно перейти к моим детям. Имуществом, которым, по сущности, должны распоряжаться они.

После чтения Евангелия Дарье стало как-то совсем не по себе. Молитва совершенно не шла ей на ум.

– Здорово, мата! – услышала она вдруг бодрый голосок подошедшего к ней высокого стройного старичка. Одет он был в странный, стиранный-перестиранный, ношенный-переношенный длинный хлопчатобумажный халат поверх такой же длинной и старой холщевой рубахи. На голове красовалась, словно изжёванная коровой ватная скуфейка, а на ногах были босовики – нижняя, без голенищ, часть от изношенных сапог.

– А что это ты, мата, не молишься? Уже и «Верую» читают, а ты всё о наследстве думаешь.

«Ничего себе старичок-босовичок, – удивилась Ростовцева, – мысли читать умеет!»

– Раз уж пришла в монастырь, грех Богу не помолиться, – продолжал разговаривать с ней странный богомолец. – Только Он, Судия Праведный. И не токмо на небе, но и на земле. Без него и у тебя правда, и у меня правда и у других правда, но как начнёшь её искать – нигде не найдёшь. А судья земной он ведь, как плотник, что захочет, то на бумаге и вырубит.

Старичок, словно ребёночек, улыбнулся и, наклонившись к Дарье Ивановне прошептал-прошелестел:

– Да не думай ты о земном суде. Молись судье Всевышнему, Всеправедному и Всемилостивому и тогда, мата, всё у тебя будет хорошо. И кривой суд прямое дело не скривит. Ты выиграешь своё дело, потому что наследство по закону принадлежит тебе.

То о чём говорил старичок, было известно лишь немногим, близким Ростовцевой людям. И потому Дарья опять крайне удивилась. Однако с души спал какой-то давящий груз. И молитва, сама собой стала изливаться из её сердца.

Вскоре состоялся суд, и наследство по праву перешло к ней. Ростовцева вновь приехала в Казанский монастырь, чтобы отслужить благодарственный молебен и найти того старика, который предсказал ей справедливое решение суда.

 

Предсказание губернаторше.

Отслужив молебен, она подошла к одной из инокинь, чем-то похожей на галку. По мнению Дарьи Ивановны эта галкообразная монашка должна была быть  словоохотлива.

Потому Ростовцева сразу, без обиняков, спросила:

– Кто это бывает здесь у вас, такой странный – в длинном халате, в мятой скуфейке, в босовиках?

– Блаженный этот, Кадомский Васька, не простой человек. Дворянского рода. Любил паломничать по монастырям. Одно время даже в монахи хотел постричься. Да почему-то не получилось.

– Почему же?

– Бог весть, только вместо монашества он в офицерство подался. В Киеве служил. Так что офицер, наш Васька Кадомский.

«Так вот почему этот старичок мне бодрячком показался…  Выправка-то у него военная», – подумала Ростовцева, – и все, более заинтриговываясь рассказом, сказала:

– Дворянского рода, из офицеров, а выглядит босяк-босяком.

– Так ведь Василий недолго прослужил. И то, когда служил, больше в Киево-Печерской лавре пропадал, чем в полку. И видать там Господь открыл Василию, что должен он юродствовать. Кадомский принял его волю. Подал в отставку, приехал на родину, передал поместье племяннице, дал вольную крепостным и стал юродствовать.

– Прямо так сразу и стал дурачиться? – спросила Ростовцева.

– Ну, вы барыня, чего-то не того загнули… – как-то дерзко ответила монахиня, – не дурачиться, а юродствовать. Блаженный он! Разницу-то понимать надо! И не сразу, стал юродствовать а после молитв усиленных и постов строгих. До сих пор в среду и пятницу его еда одна вода. Ничего не ест в эти дни. Спит два-три часа в сутки. Всё молится за нас грешных….

Строгий пост Василия Кадомского, малый сон и долгие молитвы на Дарью Ивановну произвели мало впечатления.

– Если он такой праведный, то чего ему юродствовать?

– Чего, чего.… Заладила девка макова, да всё про Якова. Вот, например ты здоровому человеку о его скорой смерти можешь сообщить?

– А зачем?

– Затем, чтобы покаяться он успел и предстал ко Господу с отпущенными грехами.

Ростовцева задумалась.

– Не любой праведник, – продолжала рассуждать монахиня, – может решиться на такое. А юродивый может. Потому, как юродивый…. Вот наш Вася, например, самой губернаторше смерть предсказал.

– Это Перфильевой что ли, которая намедни преставилась?

– Ей, матушка, ей самой. Я сама свидетельницей предсказания была. Сначала он разговаривал с ней в келье игумении Екатерины. И так достойно, так уважительно, а главное душеполезно беседовал юродивый с губернаторшей, что матушка игуменья осталась очень довольна. Но когда госпожу Перфильеву провожали до кареты, то юродивый дотронулся до её рукава и сказал:

– Не побудешь ты больше в гостях у матушки игумении.

– Это почему же? – изумилась губернаторша.

– А потому, что переселишься навеки вон туда, – ответил Кадомский и указал рукой на монастырское кладбище.

Мы все даже застыдились. Но и недели не прошло, как вдруг госпожа Перфильева возьми да помри. И похоронили её на монастырском кладбище, прямо в том углу, на который показывал Кадомский. Но, благодаря предсказанию блаженного Василия, она успела принести Богу глубокое покаяние, соборовалась и причастилась.

 

«Ножи точат…»

Известный рязанский купец Фрол Батраков на вечере в Доме всесословного собрания наконец-то встретился со своими знакомыми – Рюминым и Макаровым, которые тоже были купцами. Не виделись они давненько, всё дела да дела.

Поговорив о торговле, о возрастающих пошлинах, о засилии бюрократии, они вдруг вспомнили о юродивом Василии, которого хорошо знали и между собой называли Божьим казначеем, потому что он нередко брал у них деньги. Купцы всегда давали ему необходимую сумму, потому что были уверены – Кадомский потратит их деньги на богоугодные дела. Но сегодня  Батраков задумался. Дело в том, что юродивый попросил у него деньги, но у него самого появились проблемы со средствами. Фрол даже кредит в Живаго-банке решил взять. А главное – на что могла потребоваться запрошенная Кадомским немалая сумма? Он поделился своими сомнениями с приятелями.

– А ты дай деньги, – посоветовал ему Рюмин, – а сам пошли соглядатая. Пусть он посмотрит, что юродивый будет делать с этими деньгами.

На том и порешили. После собрания Батраков решил прогуляться и пошёл к своему дому пешком. По дороге встретил своего управляющего, Макара Телегина.

– Доброго здравьица, Фрол Сергеевич, – поприветствовал он своего хозяина, степенно снимая картуз и кланяясь.

– И тебе не хворать, Макар. Вопрос с кредитом решил?

– Так точно-с.

– Ну и слава Богу! – с облегчением выдохнул Батраков.

Макар замялся:

– Тут, Фрол Сергеевич, вот какое ещё дело… Мне доложили, что юродивый Вася ходит по городу и всё время напевает одну и ту же песенку.

– Какую же? – заинтересовался Батраков.

– Непонятную какую-то. Напевает, что «За Киевом ножи точат  острые, большущие. Крови потечёт река больше Днепра».

Говорят, не к добру это. Что-то нехорошее случиться должно.

– Ну, чему бывать, того не миновать. А ты иди-ка за мной. Поговорить нужно.

И они вместе пошли от банка по улице Астраханской в сторону улицы Соборной. Когда подошли дому, увидели сидевшего на крыльце Василия Кадомского.

Я хотел поговорить,  про деньги, которые давеча просил у вас. Вы ведь сегодня дело хорошее выхлопотали?

Батраков только крякнул, но про себя.

– Ну, добро, Василий Петрович, заходи.

Дав ему необходимую сумму, Батраков попросил Макара проследить, на что её потратит юродивый.

Кадомский через весь город направился в Ямскую слободу. Там он вошел в полуразвалившуюся убогую избушку, пробыл там немного и пошёл обратно в город. Телегин выждал его ухода, зашёл в эту избушку и увидел там старушку с двумя малолетними внуками-сиротами. Поговорив со старушкой, он выяснил, что без помощи Кадомского дети давно бы умерли с голода, потому что добывать им пропитание она не в состоянии.

– Так ты, милок, – сказала старушка, обращаясь к приказчику, – знай, какие на свете люди бывают! Однажды на Пасху, накануне светлого Христова Воскресения внучата мои плакали от голода, а я, не зная, что делать, молилась и просила помощи у Господа. И вдруг поздно вечером, кто-то подъехал к нашему домишке на извозчике и через оградку перекинул на крылечко мешки с мукой, гречневой крупой и с говядиной, при этом выкрикнув:

– Примите дар Божий! Это вам Господь посылает к празднику Пасхи ради ваших сердечных молитв.

Мы потом узнали, что это был Василий Кадомский, но откуда он узнал про нашу нужду – то никому не ведомо. Не иначе, как Господь открыл ему про неё.

Этот юродивый не только нам, но и многим другим неимущим помощь оказывает. А сам в обносках ходит и питается, как воробышек зимой стылой –  в день по зёрнышку. Будто птица небесная ничего не сеет, не жнёт, не собирает в житницы, но Господь питает его.

Всё увиденное и услышанное он передал хозяину – Фролу Батракову.

– А главное, – говорил Телегин, –из денег он себе ничего не оставляет. Всё нищим раздаёт.

– Да уж, – задумчиво начал размышлять Батраков, – этот юродивый гол, как сокол, но праведен и чист. А у нас денег три воза, а в душах куча навоза.

Утром Батракова, как всегда просматривал почту и газеты. Взяв в руки «Ведомости» увидел набранное крупным шрифтом, бросающееся в глаза сообщение о том, что расположенные под Киевым гарнизоны русских войск перешли Днепр и вступили в боевые действия с польской армией. С обеих сторон погибли тысячи людей.

Фрол Сергеевич сидел ошеломлённый. «Так вот про какую кровь напевал вчера Кадомский….»

 

           Немец и обезьяна.

В кабинет к нему постучался управляющий:

– К вам Василий Петрович пришёл.

Кадомский в это время жил в доме Батракова и заходил к нему по утрам

– Проси, Макар, проси…

Батраков, когда у него было время, любил поговорить с юродивым, который мог очень интересно философствовать.

Кадомский вошёл какой-то помятый.

– Как спалось-почивалось? – спросил его Фрол.

– Да не очень.… Лег на один бок – не заснул, лег на другой – не заснул, лег на третий, опять не заснул. Даже на четвертом и на пятом боку не смог заснуть. Встал и до утра ходил по комнате.

– С чего ж это тебя так завертело? – спросил Батраков, хотя знал, что Василий Петрович часто ходит ночью по комнате из угла в угол, предаваясь размышлениям.

– Всё гадал я, мата, зачем немец обезьяну выдумал. А потом понял, что он её выдумал, чтобы сказать, что от обезьян люди произошли.

– А сам-то ты как считаешь?

– Мыслю, что те, кто хочет, пусть думают, что они от обезьян произошли. Таких мудрецов не переубедишь. Потому что у них ум какой-то обезьяний. Например, один из студентов-недоучек, как-то стал мне доказывать, что человек от обезьяны произошёл. Я спросил, почему он так считает? Знаешь, мата, что он мне ответил? Ты, говорит, посмотри, как мало стало обезьян и как много людей!

– Ну, студент студентом, а всё-таки происхождение видов – это научная теория. Что ж теперь надо учёных мужей глупцами считать?

– А почему нет? В Евангелии ведь сказано – Господь может погубить мудрость мудрецов и разум разумных отвергнуть.

 

           Нехорошо подсматривать…

 Простывший приказчик то и дело сморкался в платок. А простыл он оттого, что на пронизывающем холодном ветру ходил за Кадомским по городу, дознаваясь, куда он истратит деньги.

– Мата, – спросил его юродивый, – что это у тебя? В носу понос приключился?

Подойдя к нему поближе, Кадомский взял его за рукав, и тихонечко прошептал на ушко:

– От многих знаний многие печали бывают. Нехорошо подсматривать, даже по хозяйскому указанию.

Макар вытащил платок и так сморкнулся, словно у него из ноздрей по стакану киселя выскочило.

– Вот видишь, мата, это тебе в наказание – впредь поумней будь.

– Это как так?

– А так. Взялся делать дело, готовься к нему умело, а ты за мной погнался,  да одеться не догадался…
 

Комментарии
Православные авторы, книги которых читают чаще всего
19 февраля 2018 в 16:05

Создать объективную подборку лучших православных авторов довольно сложно. Не всегда автор, чьи книги читают чаще других пишет действительно полезные для христианина вещи. Так, например, творения святых отцов пользуются меньшей популярностью

Как провести масленицу
14 февраля 2018 в 18:14

Некоторые православные христиане считают масленицу языческим гулянием. В этом празднике есть языческие корни связанные с проводами зимы и началом весеннего равноденствия. Отсюда и такие ритуалы, как сжигание чучела зимы,

Только любовь порождает всё прекрасное. Духовные советы митрополита Симона (Новикова)
14 февраля 2018 в 9:46

5 февраля исполнилось 90 лет со дня рождения бывшего управляющего Рязанской епархией митрополита Симона (Новикова). К этой дате был приурочен выпуск книги Игоря Евсина «Легко ли быть владыкой» в кот

Можно ли православным посещать католические храмы в паломничествах?
12 февраля 2018 в 13:54

Если православный человек путешествует по Западной Европе, может ли он с экскурсией посещать католические храмы? Как ему относиться к святыням не своей веры? А может ли, например, православный христианин ходить в католический храм, если

Виды православных четок. Как выбрать, как молиться по четкам
10 февраля 2018 в 12:45

Чтобы отличить православные четки от неправославных — обратите внимание на количество звеньев. У православных четок оно кратно десяти: 20, 30, 50, 100, 150. Материал — либо кожа (лестовка), либо шерсть (узелки вместо камней). Де

Церковные благовония. Как использовать
08 февраля 2018 в 12:11

В храмах используют следующие виды благовоний: Елей — масло (обычно оливковое) для помазания во время Таинства Соборования. Миро — ароматичествое масло с добавлением душистых трав. Мирра (смирна) — застывшая смола

Григорий Богослов. Великий каппадокиец. Жизнь и труды
05 февраля 2018 в 10:35

Седьмого февраля (25 января) Церковь отмечает день памяти св. Григория Богослова епископа Константинопольского. В истории Церкви только три человека удостоились называться богословами — это евангелист и апостол Иоа

Архипастырь из крестьян. О книге Игоря Евсина «Легко ли быть владыкой…»
04 февраля 2018 в 10:50

В издательстве Сретенского монастыря издана книга Игоря Евсина «Легко ли быть владыкой? Жизнеописание митрополита Симона (Новикова)». Автор лично знал митрополита Симона и часто общался с ним, получал ду

Когда икон слишком много. Что советуют духовные отцы о количестве икон в доме
02 февраля 2018 в 6:55

Количество икон в доме увеличивается порой незаметно для вас. Побывали на православной выставке, съездили в паломническую поездку в одну-другую. Услышали что-то от знакомых, а потом ищете в интернете нужные сведения, или читая поу

Нужна решимость. Рецензия на книгу Наталии Сухининой «Натюрморт с разбитой чашкой»
01 февраля 2018 в 13:25

Среди воцерковленных людей есть такое мнение, что «мир лежит во зле», неверующие в Бога люди пьянствуют, блудят, предают друг друга. А есть ли такие среди воцерковленных людей? К сожалению, есть. Книга &